?

Log in

Территория ШЕМ
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are the 20 most recent journal entries recorded in Василий Мидянин's LiveJournal:

[ << Previous 20 ]
Sunday, August 21st, 2016
12:58 pm
Ах, да. ГКЧП.
Похоже, из всех знакомых и незнакомых я провел 19 августа 1991 года наиболее скучным образом.
5 июня 1991 года меня забрили в солдаты, а к 19 августа я успел, пройдя распределение и КМБ, оказаться в учебке в Шяуляе.
И тут началось.
Нас освободили от всех занятий, и весь путч мы сидели в Ленкомнате перед телевизором. Советских каналов в Прибалтике к тому времени уже давно не показывали, поэтому мы без конца смотрели какой-то то ли Евроньюс, то ли CNN, причем на каком-то неудобьсказуемом языке - то ли на шведском, то ли на норвежском, так что смысла происходящего мы решительно не понимали, и нам оставалась только картинка - танки с видом на Кремль, по Москве мечутся какие-то странные люди с дикими лицами, Ельцин свирепо машет машинописными страничками, улица перегорожена троллейбусами, толпа выволакивает мехвода из нижнего люка танка. В сочетании с тревожным голосом диктора создавалось ощущение тотальной катастрофы. Плюс соответствующее звуковое оформление от местных литовцев, которые в первый день собрались возле нашей воинской части, скандировали всякое, кидали мусор через забор и ломились в ворота - но ворота оказались крепкими.
Широкополосного Интернету и мобильной телефонии к тому времени еще не было, так что о реальной картине происходящего кошмара и судьбах родственников оставалось только догадываться.
Около шести раз за день объявлялась тревога, и нас в касках, бронежилетах, с автоматами и металлическими щитами, выводили на построение во двор части. Ходили слухи, что громят Горсовет, куда нас и направят, однако это, по-видимому, не соответствовало действительности. По крайней мере, автоматы у нас были без боекомплекта, это я хорошо помню. Постояв в полной боевой готовности до получаса, мы возвращались в казарму - до следующего раза.
В дальнейшем, выбравшись через месяцок в увольнение, понял, откуда пошли слухи. Шяуляйцы видимо, действительно собрались в день путча на центральной площади, но ограничились только памятником советскому солдату, на который я обратил внимание еще тогда, когда нас везли в учебку из аэропорта. Теперь же, как я лично убедился, от памятника остались только сапоги с торчащей из них арматурой.
Идти в увольнение было стрёмно, но, вопреки ожиданиям, не случилось никаких проблем, даже бытового шовинизма. Никто не фыркал на военную форму и русский язык. Видимо, местные результатами путча оказались удовлетворены и на волне успеха были благодушно настроены даже к временно остающимся на территории оккупантам.
Вторая половина учебки, до ноября, была в основном посвящена разбору оборудования и подготовке к эвакуации его в Орел. Забирали даже плитку с дорожек.
Впрочем, это уже совсем другая история.

Saturday, August 20th, 2016
4:59 pm
Похоже, какие-то неведомые люди начали вирусную рекламу романа Мидянина "Повелители новостей".
https://lenta.ru/news/2016/08/20/recctor_comment_vzryv/

У меня в книге, правда, реактор МИФИ не взорвали, а взяли штурмом, с катастрофическими последствиями.

Friday, August 19th, 2016
10:21 pm
Ай, какую шикарную картинку рисуют мне на обложку "Повелителей новостей".
Многозначительную и многозначную. Интригующую. С российским флагом и соответствующими оккультными знаками. И скомпонованную по всем правилам коммерческой литературы (Алекс Орлов, привет!): "золотое сечение", драгоценные металлы, фактура с ощущением мягкости и тепла, красивая женщина. Издали легко перепутать с дамским фэнтези, что на нынешнем этапе тоже неплохо. И в то же время довольно стильная.
В общем, эскизом доволен. Не факт, что в окончательном виде всё так и будет, но пока доволен. На следующей неделе картинка будет готова, поделюсь.

Thursday, July 21st, 2016
8:26 am
Я стар. Я суперстар.
Старость - это когда внезапно узнаёшь, что Бенедикт Камбербетч, к примеру, младше тебя.
Ну, или просто недостаточная эрудиция, это как посмотреть.

Thursday, July 7th, 2016
12:01 pm
Беги как ад
В торговом центре "Афимолл", коий мне приходится миновать по дороге к месту службы в Москва-сити, не первый раз уже слышу в числе прочих бодреньких, ни к чему не обязывающих мелодиек оркестровую обработку хита Run Like Hell пролетарского вокально-инструментального ансамбля Pink Floyd.
Те, кто слышал оригинал, охотно согласятся со мною, что композиция не сильно подходит для переработки в неназойливую фоновую мелодию для гипермаркета, навроде Yesterday или там, не знаю, Smooth Operator. Как минимум потому, что она весьма назойлива и полифонична. И тем не менее неведомым диджеям это удалось. Теперь, без пугающего текста и смягченная семплами, угрожающая программная песнь британских скинхедов звучит как бодрый диско-маршок из мультсериала канала "Уолт Дисней", что-нибудь вроде "Чип и Дейл спешат на помощь".
Преклоняюсь. Это постмодернизм высочайшей пробы. Их кун-фу круче моего.

Thursday, June 30th, 2016
8:27 am
А вот, кстати, Мидянин с нашим дорогим батюшкою Джоном Шемякиным - в лучшие годы.
На фото сразу заметно, кто видный отечественный писатель с модельной внешностью, голливудской улыбкой и загородным имением, фотогеничный любимец женщин и СМИ, а кто - нищий, больной, неделю не жрамши неудачник с плохими зубами и непогашенной ипотекой за сарайчик за МКАДом.
Правда, тогда я еще не носил стильных очков, что давало мне минус сто очков к карме. Удивительно, как велосипед на носу облагораживает человека.
Фото также можно назвать "Свят белоснежен ангел и чорная тварь из бездны в пятницу вечером совместно снимают рабочий стресс превеликим множеством бокалов платинового нефильтрованного".
И, кстати, у Шемякина читается искренняя улыбка чистого дитяти, радующегося чистому небушку, а у Мидянина - мерзкая циничная ухмылка порочного редактора, вываживающего крупную рыбу прежде, чем подсечь. Хоть последнее и случится десяток лет спустя. Но Мидянин уже коварно предчувствует сугубую поживу, хоть и трудится в момент снимка в другом издательстве.

Tuesday, June 28th, 2016
7:48 am
Сталин убивает.
Совершаю свой традиционный 75-километровый велосипедный моцион по набережной Москвы-реки (туда и, что характерно, обратно). Ровно никого не трогаю. Весь такой позитивный. Думаю о высоком, что называется.
На одной из мелькающих по сторонам рекламных тумб внезапно вижу издали: RED HOT CHILI PEPERS. Команда не сказать чтобы остро мною любимая, но о существовании такой знаю. Эрудиция.
А ниже шрифтом помельче наблюдаю, я так понял, название грядущего концерта: СТАЛИН KILLS.
Эге, говорю я себе. И еще раз так, исподлобья: эгеге! Не иначе, кто-то решил продемонстрировать нам свою бескомпромиссную гражданскую позицию.
Команда Bloodhound Gang как-то позволила себе изобразить на сцене подтирание задницы российским флагом, после чего ее дальнейшие гастроли по России как-то живенько свернулись по совершенно непонятной причине. Иосиф Виссарионович, конечно, давно уже не государственный символ, но всякое может случиться, времена нынче мутные и неудобьпонятные. На концертах как минимум будут провокации коммунистов, и не исключено, что суриозные. А то и попытки срыва. Возможно, с кровавыми жертвами.

Подъехав поближе и подслеповато поморгав, перевел дух. Всё оказалось гораздо проще. Это оказались просто две команды на разогреве у хэдлайнера:

СПЛИН
THE KILLS

Sunday, June 26th, 2016
1:50 pm
Ради всего святого, Монтрезор.
Кажется, определились со сроком выхода первого мидянинского романа "Повелители новостей".
Если не случится войны с Америкой или какого другого ядерного катаклизма, книга выйдет в издательстве АСТ в сентябре текущего. К ярмарке ММКВЯ, видимо, уже не поспеваем, так что презентации там, скорее всего, и не будет. Но стану дежурить там по другим неотложным издательским делам, так что непременно увидимса.
Большое спасибо всем друзьям и знакомым, получившим текст для предварительного ознакомления и отозвавшимся хотя бы парой слов. Мне совсем нетрудно привести полный список этих добрых людей, ибо он предельно краток:

братишка во Христе, писатель-переводчик Никитушко Красников
драгоценный коллега Андрей Синицын
писатель земли русской Вадим Чекунов
писатель-путешественник Джон Шемякин

Все остальные драгоценные друзья числом до четырех десятков! Я вас всех запомнил и занес в специальную чорную книжечку. Я понял ваши недвусмысленные намёки, оценил многозначительное двухмесячное молчание и, исходя из этого, не стану более мучить вас своими новыми текстами.
В любом случае всем спасибо. Теперь ждёмте выхода книги.

Wednesday, June 22nd, 2016
1:48 pm
У верблюда два горба, потому что Поль Погба.
А про нынешний чемпионат Европы по футболу я вам вот что скажу. Безотносительно выступления сборных и болельщиков России и Украины.
А пожалуй что не было еще на моей памяти такого унылого и скучного чемпионата Европы. Особливо на фоне довольно бойкого и с интригами последнего чемпионата мира.
Между тем параллельно проходящий Копа Америка - настоящая конфетка. Как Чили разгромила всухую Мексику, любо-дорого. Какая боль, какая боль!.. А сегодня с наслаждением смотрел в повторе, как Аргентина, даже потеряв покалеченными двух игроков, возила Штаты в Хьюстоне мордой по асфальту. Вот это игра, вот это страсти!

И да, по поводу вашего Евровидения. Сразу забыл сказать, а потом уже информационный повод прошел. Но все равно не удержусь, раз уж повод аналогичный. Стоит отметить, что великая и без малого гениальная АББА победила на том фестивале семидесятых с одной из самых неинтересных своих песен. Это всё, что вам нужно знать о Евровидении. И перестать беспокоиться, как завещали Карнеги с Кубриком.

Friday, June 17th, 2016
8:37 pm
Барин дикий, но симпатичный.
На фото: видный писатель земли русской Вадим Чекунов стоит довольный с чужим шедевром в руках.

Thursday, June 16th, 2016
2:10 pm
Итак, внемлите.
Божественная книга Джона Шемякина, нашего дорогого Поликарпыча, "Дикий барин" поступила в продажу, и теперь ее можно совершенно свободно приобресть во всех магазинах страны.
И с наслаждением читать!!!
Спешите: тираж ограничен. В смутное время живем.

Saturday, June 11th, 2016
4:21 pm
Отбой воздушной тревоги.
Рамблеровский адрес вернулся к хозяину.

11:40 am
Хьюстон, у нас проблемы.
Дорогие друзья!
Мой адрес на Рамблере подломили какие-то добрые люди, поменяв пароль.
Убедительная просьба крайне осторожно относиться к любой корреспонденции, приходящей с этого адреса. До особого оповещения имейте в виду, что ящик принадлежит не мне. Техподдержка Рамблера пока многозначительно молчит в ответ на мои многочисленные бессильные призывы.
Пишите мне на корпоративную почту. Если кому-то позарез срочно нужен мой временный личный ящик на Гмайле, спрашивайте в личке в ЖЖ или на Фейсбуке. Впрочем, терзают меня смутные сомнения, что с таким отношением Рамблера к своему древнему пользователю этот временный ящик вскоре станет основным.

Monday, June 6th, 2016
4:13 pm
И как бы постскриптум к предыдущему тексту из книги Джона Шемякина "Дикий барин".
Размещаю с любезного разрешения автора.
Меж тем книга со дня на день выйдет! Следите за новостями!

Домой

Сегодня, солидно распустив пояс на ватных штанах, под голосистый бубенчик, въехал на розвальнях, в сопровождении сотни конных медиков с факелами, в покосившиеся ворота своего благостного подворья.
Вороны, всполошённые тревожным колокольным боем, неуклюже прыгали и пытались с натугой от пережора взлететь с черепов, насаженных для красоты и бережения от воров на частоколе. Солнце без особой надежды стремилось пробиться через копоть разожжённых из мебели и гобеленов костров, устроенных по случаю морозов. У костров толпились, гремя заиндевевшими веригами, встречающие. Выли. Ждали, когда я конину варёную буду в них кидать в ознаменование.
Родственники, родные мне кровинки, кто в чём, сгрудились у крыльца. Многие заранее тёрли луком глаза и царапали себе лоснящиеся лица. Ключница поднесла хлеб-соль и довольно резво успела отскочить от плети. Трясущиеся холопья вдарили из пушечки салютец, но вышел перелёт, и свистящее ядро улетело в соседнюю барскую застройку, где и наделало по неизвестной причине небольшой переполох, угодив в самую её маковку, так что соседский караульный, взмахнув в воздухе подшитыми валенками, только крякнуть успел, приземлясь в зажелтелые сугробы, в которых по безвременью и затих. Да и бог с ним. Радости встречи он мне лично не омрачил.
Пока выпутывали из искрящейся инеем шубы, пока на руках вносили в чертоги, смотрел я на родные хоромы холодно и непредвзято. Потом, хлопая рукавицами, прошёлся по помещениям, распихивая ногами карликов и придурнушек, затаившихся кто где от неминучего веселья и развивающих телесность игр.
Как будто и не уезжал. Как будто и не грабил с некоторым даже ожесточением целый месяц, почитай, обозы да экспедиции академические, что по навету за мной охотиться было начали, да не на такого напали. Часть академиков, конечно, ускользнула и теперь отчитывается перед своими заспанными учёными советами, тряся в пыльных солнечных лучах по аудиториям свидетельствами моего существования.
Шиш им, а не я в качестве трофея! Зря с собой чучельников брали, господа-сударики...
Если же, отодвинув блюдо с квашениной в сторону и перегнувшись через верчёных кур с брусничной подливой, говорить негромко и суриозно, то вернулся я на некоторое время домой. В полном, такскать, здравии.
Хотя были и иные варианты.

Friday, June 3rd, 2016
3:25 pm
Ну, и совершенно бессмертная классика из книги Джона Шемякина "Дикий барин".
Помнится, уже рекламировал тут кусками в свое время.

Выкладываю с любезного разрешения автора.

Новый год

Ещё перед тем обжигающим моментом торжества, когда я, в распахнутой белой шубе на голое тело и в высоких лаковых сапогах на платформе, начал кружиться у шеста, притаптывая левой ногой и поводя плечами, обратил внимание на то, что половина собравшихся яростно отправляет кому-то СМС-сообщения. А эти «кому-то» тоже, видно, сидят за столами, но отвечают регулярно.
У всех такая насыщенная жизнь, что даже на степенное застолье времени нет. Раньше всё было как-то иначе. Без вот этого телеграфирования.
Раньше, если уж в промежутке между блюдами захотелось тебе эдакого, знаете, общения, то, поглаживая бороду, выбирая из неё гусиные ошмётки и давленную бруснику, поманишь взглядом кого из расторопных и басовито эдак:
– Прохор, ну, ты там распорядись, значит, чтоб поприличней...
И вот уже Прохор вталкивает в жарко топленную горницу какого ни есть собеседника с вываливающимся чемоданом под мышкой. Усаживают его напротив тебя, чуть поддавливая на плечи, несут ему на едином блюде, что собрать смогли второпях: поросёнка холодного, пирога с грибами, квашенины хрусткой, лебяжий полоток под луковым томлёным взваром на сливках, пряника аржаного с патокой, полоску арбузовую… Сам, не чинясь, нальёшь в стакан отогревающемуся из гранной хрустальной бутыли перегонного вина.
– Давай, гостюшка, исповедай нам про диковины какие, что где видел, пока ваш литерный поезд мы в степи не встретили-остановили, как жить дальше думаешь?
Тут и остальные сотрапезники подтягиваться начинают. Тоже им любопытно. Тоже хочут время провесть с душевной пользой, пока состав на путях выгорает да разбеглых по сугробам долавливают, да пока казённого казначея досками деловито давят и пятки ему подщетинивают.
Так, за неспешными расспросами, ночь новогодняя и пролетает. Один то расскажет, другой же – иное. Тут тебе и про электричество, и про кораблекрушения, и про графинь, и про что хошь. Кто и споёт, кто и попляшет. Так как-то на душе радостно и светло от всего этого. Дослушаешь про разлучённых детей одного богатого американского маркиза, Жози и Джеймса, встанешь, вытирая слёзы, губу покусывая, оботрёшь на крыльце лицо снежком обмятым, гарью припорошенным, да прямо так, с красными глазами, и сядешь в розвальни.
– Прощевайте, люди добренькие! Лихом мя не поминайте, християне столичные!
Да сапогом в спину возчику – гони, родной, дави, за всё плачу!
Пока со станции выезжаешь, всё рукой машешь оставшимся. Кто из сарая на карачках выползает, кто на заборе повис в вывороченной женской шубе, кто к колодезному вороту привязан, льдом на башке искрится в рассветной синеве... Но рады все, живы! Вон уже валенки чужие примеряют, хвастаются часами или муфтой новой. Всех трясёт, конечно, но это озноб не смертельный. Потому как жизнь – она всё превозмогает и на пепелище возродиться норовит.
– Скоро, ох, скоро вернусь! Смотрите тут у меня! – прокричишь весело.
А тебе в ответ хриплый вой: «Ага-а, да, понятное дело!» И звонарь подвешенный на колокольне ногами в колоколе качает – бом, бом!
Вот он – настоящий Новый год! А не когда мандарины и пьяные карлики на ходулях.
Теперь, конечно, всё не то. Химия какая-то. Нет естественности. Сидим в заведении с односложным названием, выбритые, загорелые, невесёлые люди.

Saturday, May 28th, 2016
5:07 pm
И вот еще без малого гениальное из книги Джона Шемякина "Дикий барин".
Выкладываю с любезного разрешения автора.

Культурная связь

Тревожно в разрыве культурной преемственности то, что этот разрыв может коснуться каждого из нас. Это ведь только кажется, что гибель традиций крепостничества и диких загулов с поджогами аукается только на страницах монографий и в тиши академических фикусов, загибающихся под равнодушным присмотром кафедральной дуры-лаборантки.
Вот спишь ты, к примеру, на забытой богом станции, на плоском убитом матрасике, бессильно вытянувшись под старым сирым одеялом, настолько кружевным и замасленным, что кажется уже не одеялом вовсе, а масленичным блинцом, подносимым кое-где по уездам и в нашу пору дымящимся победителям лазанья по столбам грудастыми бабами особого гренадёрского замеса, известного любителям как «с усами конопатили».
Лежишь, проигравшись в пух заезжим ремонтёрам-шалопаям в сбитых наперёд картузиках, чей даже мельком замеченный вид как бы задиристо спрашивает у всего крещёного света, прилипшего носами к окну станции: а что, сударики, неплохо ж быть состоятельным господином с бакенбардами а ля «чёрт побери»?! Естественно, горькия слёзы катятся по твоему юному, многообещающему всяческую пользу отечеству лицу. Жизнь кончена. И чуткий к любому предстоянию отец Серафим уже отворяет скрипучие алтарные врата, протягивая руки тебе навстречу, а невидимые на хорах певчие, прикашливая от пыли, готовятся к басам на «сим же отпущаеши, и несть иде скорбях...»
Папенька, маменька, сестрица Наденька... Да и само отечество тоже несколько взгрустнуло, наблюдаючи последствия твоей отчаянной растраты казённых средств из фонда попечения несостоятельных дворянских сирот. А как известно, грусть сия не служит отменой знакомства с Владимирским путём, известным прочим-иным как «вся дорога» на акатуйское каторжное сидение.
И тут внезапно из хлопчатой метели выносится к твоим очам дивный образ прелестной не то чтобы дамы, а скорее даже девы, которая с отрешённостью севиллы, глядя сквозь тебя в дальний, мерцающий святым огоньком угол, стыло произносит:
– ...пользуйся же. Ставь на тройку три тысячи, она тебе выиграет соника, загни пароли, она опять тебе выиграет соника, загни сетелева, и вновь будет у тебя выигран соник на последнем абцуге. Но не давай же ставить мазы и прокидывай при чётных сдачах... верные сто тысяч... верные сто тысяч...
И исчезает, оставив по себе только следок, быстро истаивающий в постоялой духоте и влажной тяжести.
Вот оно, спасение! Вот оно, избавительное чудо, о котором ещё долго будут слагать легенды на постоялых дворах от Керчи до Тамбова!
А ты ни хрена не понял. И переспросить не у кого. Потому как культурная связь разорвана и гибнет. Так что стреляйся, не знаю, вешайся. Поздно спохватились, не уберегли.

4:40 pm
Еще один мой очень любимый текст из книги Джона Шемякина "Дикий барин".
Выкладываю с любезного разрешения автора.

Ночной жор

Очень часто меня окружает наша пытливая ясноглазая молодежь, будущие покорители околоземного безвоздушного пространства, полярники, танкисты, а кому повезёт, так даже и инженеры.
Обычно мои встречи с молодёжью происходят в местах культурного отдыха трудящихся: в шашечном клубе, в физкультурном кружке, на планерной станции, на утреннем отходняке после дэнс-дивижн. У молодёжи всегда ко мне множество вопросов. Такой уж я человек. Где ни появлюсь, сразу вызываю живейший интерес, гул, свистки, крики, восторг и плач. Многие даже начинают трясти прутья оконных решёток, если дело происходит в замкнутом помещении, и дико визжать в дымящуюся морозом форточку.
Вот и молодёжь ко мне тянется.
Окружит, бывало, у гаражей и начинает задавать вопросы. Раньше я на эти вопросы мог отвечать часами. Крутишь над головой оглоблю, следя, чтоб за спину какой естествоиспытатель не зашёл, и отвечаешь. Главное, не поскользнуться при остроумном ответе на чём-нибудь сельскохозяйственном. А то юношество у нас боевитое, можно будет потом и не подняться.
Теперь же силы не те у меня, поэтому пресс-конференции стараюсь не затягивать. Начал использовать удары ногами. Кусаюсь. Осень патриарха, по-другому и не скажешь.
Вчера у меня спросили, например, такое: «Какие женщины вас пугают?» Думали, что я замешкаюсь, пропущу прямой в корпус.
– Меня пугают женщины, которые едят по ночам! – очень я быстро нашёлся с ответом.
Всё в этих женщинах зыбко и подозрительно. Как лунный свет, в котором они бредут к холодильникам, а там начинают торопливо скусывать и шумно схлёбывать, урчать и шуршать. Днём такие красавишны, строгие, образованные, ироничные, замуж хотят, ездят на аккуратных «Пежо», диеты, травяные чаи, СПА, кредитов понабрали, ксанакс в туалетной тумбочке – просто залюбоваться можно на городских профессионалок. А как, стало быть, ночь – гастрономический сомнамбулизм как он есть.
Если они сами собой так манипулируют, то что ж они с мужиком-то сотворят?! Очень серьёзный вопрос. И если они себя так уговорить могут, то как же они мужику-то своему врать будут? Да и просто, отвлечёмся от эгоэстетизма, можно просто со страху перекинуться ночью-то. Я ж не придумываю. У меня самого таких вот ночных жриц аж две целых племянницы.
Недавно встал ночью для совершения нескольких совершенно необходимых мне ночных обрядов. Я в последние месяцы полюбил, например, сидеть в своём зимнем саду под шорох волн и читать под лампой «Oriental Myth and Literature in the Iliad» Баркета. Спускаюсь на первый этаж. Тихо. Два часа ночи. Я в распахнутой на мощной ещё груди пижаме, с томиком в руках, на ощупь пробираюсь в задумчивый сад.
Захожу на кухню, а там – будьте любезны! Заседание уютного клуба по интересам «Заешь свой стресс бужениной». Обе красавицы изящно сидят с бутербродами в точёных своих ручках. И темнота им не помеха. И соседство не напрягает. А размер у бутербродов такой, что любой прапорщик только икнёт да по стенке бункера сползёт от зависти. Мой друг Д. Ю. называет такой бутербродный сайз «разорви моё хлебало». Я с этим определением согласен, хотя вполне осознаю его остроту.
Я и говорю своим кровинкам, которые на меня несколько волчицами стали смотреть, впрочем, продолжая жевать хамон:
– У вас хоть что-то святое есть?!
И «Космополитеном», подобранным с кухонного пола, эдак по столу! Раз! Ещё раз!..

4:14 pm
А это - мой любимый текст из книги Джона Шемякина "Дикий барин".
Выкладываю с любезного разрешения автора.

Прибытие

«А девять чинов ангельских, а столько же архангельских, – сдобно пропело оповещение с зиккурата нашего железнодорожного вокзала, – вы прибыли на станцию Шамарра! Теперь мы побеспокоимся о вас. Пребывайте ж в мире!»
Неделю назад стоял я, сведённый пятью проводниками на перрон родного города, обнесённый по такому случаю курильницами с боевым ладаном. Шестому проводнику, зажавшему в осколках зубов палку эбенового дерева, в это время в тамбуре наспех ампутировали ногу. Он был неловок в обращении со мной и не успел отскочить, когда открывали клетку багажного, в которой я по пути ловко изображал миролюбие, жонглируя мисками и показывая, переваливаясь на соломе, «как девки воду носят».
Встречающие, подобранные из слепцов, взбугрив трудолюбные мышцы, потянули меня за мощные цепи к поджидавшему лакированному экипажу. Каждый шаг их по снегу, наспех присыпанному рубиновой крошкой, давался с трудом. Цепь, продетая у меня через кольцо в носу, морозно звенела. Через каждые пять шагов меня окатывали святой водой из ведра. От раскалённого пара першило в горле, даже рычать было тяжело. Сорок бешеных отчётчиков скороговоркой, в кружении посолонь, зачитывали выдержки из «Сказания отца нашего Агапия, зачем оставляют свои семьи, и дома, и жён, и детей, и следуют за соблазнами» («Сказания о чудесах», М., 1990, с. 21 – 27).
Сзади, понятное дело, поспешал духовой оркестр и ветеринарная служба со снаряженными духовыми ружьями. Как и полагается во время, не годное для сбора картофеля, присутствовало дикое количество смиренных обывателей, трепещущих от переполнения чувств, на которых я смотрел из-под своего шёлкового цилиндра вполне отчётливо и многообещающе.
Несколько обывательниц, каковые встречаются в любой вокзальной толпе, как водится у нас, тут же от меня и понесли. О чём впоследствии, с дозволения цензуры, и писала уездная пресса. «Мы сначала скептически относились, а потом таблетки стали помогать...» – так начиналась, например, одна из статей. Надо будет, кстати говоря, вырезки сохранить. Подклеить в альбом. Будет над чем умилиться в пенсионном беспамятстве.
Всю неделю по приезду, облизывая кровавые когти, провёл в коммерческом заведении, порученном моему строгому попечению. Начальник-оборотень – это ведь только спервоначалу кажется немного странным и даже пугающим. Потом люди привыкают. И, следовательно, надо искать новые пути стимулирования экзальтированной суеты, которые специалисты по организации процессов часто называют Духом Команды. Ну, ладно, что ещё не Духом Комодо...
Что ещё было? На поминки вот ходил. Для тех, кто дочитал до этого места – приз небольшой. На этих поминках покойника ели. И не думайте, что я шучу. Практически съели покойника. Об этом напишу немедленно.

Friday, May 27th, 2016
10:03 pm
Итак, свершилось.


Что-то в этом году поперло со страшной силой.
Готов к выходу дебютный роман Мидянина, а между тем его обошел на повороте другой видный затворник и столпник из башни слоновой кости, много повлиявший на неокрепшую творческую манеру Мидянина - неподражаемый Джон Шемякин, также известный многим из нас как батюшко Поликарпыч, неутомимый жгун социальных сетей. Которого мы с коллегами, между прочим, умоляли издать книгу более десяти лет.
Буквально седьмого июня, если повар нам не врет, выйдет в свет его первое книжко под названием "Дикий барин". Это избранные автобиографические новеллы мэтра, чудовищно смешные истории, самый, что называется, сок.
Обратите внимание на отзыв Ксении Собчак, который сам по себе - произведение искусства.
Внемлите:

http://shop.ast.ru/book/1637942-dikiy-barin/

Кстати сказать, Мидянин принял в сем проекте самое деятельное участие - начиная от сугубого соблазнения автора на издание и заканчивая интенсивной компоновкой материала и редактурой. Сам себя не похвалишь - никто не похвалит. А я еще Пелевина редактировал в свое время, когда он еще давался. Но про это я уже, кажется, все уши прожужжал.
Тираж маловат, оттого хватайте немедленно, как только попадется на глаза.
Напоминаю: релиз 7 июня.
Thursday, May 26th, 2016
10:19 am
Да, если кому-нибудь это интересно.
Десятка вчера так и не установилась. Сбой типа.

[ << Previous 20 ]
My Website   About LiveJournal.com