Василий Мидянин (midianin) wrote,
Василий Мидянин
midianin

Василий Мидянин. Московские джедаи. Часть 5.

Выбравшись из машины, по свежеасфальтированной дорожке джедаи двинулись ко входу в застекленный вестибюль-аквариум Башни Рунарха.
– Постарайся не делать резких движений, сынок, – произнес магистр, невозмутимо вышагивая чуть впереди ученика. – Пусть не обманывают тебя кажущиеся тишина и спокойствие. Нас непрерывно держат под прицелом. Постарайся сохранять хладнокровный вид и ради всего святого, не озирайся по сторонам, будто ты из Нижнего Тагила.
Рыцари вошли через предупредительно разъехавшиеся в стороны автоматические стеклянные двери и приблизились к перегородившему проход внутрь турникету из стали и пуленепробиваемого стекла, перед которым неподвижно замер массивный голем-охранник. Сбоку от турникета, за роскошным барьером-стойкой мореного дуба, располагался длинный ресепшн с десятком ослепительно красивых девушек-секретарш, большая часть которых оживленно беседовала по телефонам с невидимыми конфидентами. То и дело раздавались мелодичные телефонные звонки и ласковые, мурлыкающие голоса: «РАО «ЕЭС», добрый день!»
– Обрати внимание: это Мария-Луиза Виллореаль, в девичестве Альмивар, – сбавив шаг на пороге, магистр взглядом указал падавану на одну из секретарш. – Крайне опасная особа, трехлетняя самка инсектоида: ниже пояса у нее осиное брюшко. Ударом жала пробивает десятисантиметровую дубовую доску. Слева от нее – Инга Жилинскайте, более известная как Леди Ящерица. У нее все тело покрыто чешуей, кроме лица, шеи до линии декольте и кистей рук, поэтому в деловом костюмчике она, как видишь, выглядит вполне по-человечески. Страшно ядовита, прекрасный экземпляр *Lizard Ichtiosophus*. А рядом – Этаоин Шрдлу, жуткая стерва, в момент оргазма отращивает крокодилью пасть и выпускает когти, крепостью не уступающие стальным крючьям. Не рекомендую ее злить, как, впрочем, и любого половозрелого мескалозавра. А вон, видишь, черненькая? Это графиня Франческа Пече Шалое. Осенью ей стукнет шестьсот сорок семь лет, а выглядит как новенькая. Дашь больше тридцати? Вот именно. Она высший вампир и не способна удовлетворяться кровью простолюдинов, тем более бомжей или преступников; ей необходимы публичные фигуры, утонченные творцы, мировые знаменитости. Серж Лифарь, Сальвадор Дали, Бенито Муссолини, Джина Ллолобриджида, Жак Майоль, Сильвио Берлускони, Анна Курникова – все они в разное время служили источниками для утоления ее неутолимой страсти. Многим понравилось. За ней, в розовом тюрбане – Ирина Шамбло. Ниже пояса у нее щупальца, а под тюрбаном живые змеи, растущие из кожи головы. Во время акта высасывает из партнера жизненную энергию, но противостоять этому довольно просто: достаточно до начала любовной прелюдии выпить около двухсот граммов водки. Следующая, вон та белокурая бестия – Ингремия Хвать Жаволотса, в посвященных кругах именуемая Сатанеллой, юный хемуль репродуктивного возраста. Смотри, какие бицепсы. С огромной силой мечет из естественных отверстий тела острые роговые шипы, которые шутя пробивают милицейский бронежилет…
– Ну, отбить такую штуку световым мечом наверняка не сложнее, чем пулю, – самоуверенно усмехнулся Пазузу.
– Разумеется, – подтвердил Чоудхури. – Только естественных отверстий у нее семьдесят восемь, и она способна делать до тридцати пяти залпов в минуту. А вон в том углу, за компьютером, скромненько пристроилась Маша Порываева – паразмат в стадии имаго. Большая поклонница Пелевина. Абсолютно ничем не отличается от среднестатистического человека, кроме одной пренеприятной особенности: вагина у нее, я извиняюсь, дентата, то бишь с зубами. Многие рыцари-джедаи пострадали через эту омерзительную особенность дамской физиологии… Запоминай, мой мальчик, запоминай, а лучше записывай в книжечку, ибо рано или поздно тебе неизбежно придется сразиться либо совокупиться с одной или несколькими из этих тварей. И я не знаю, что опаснее, ибо в постели при тебе не будет светового меча, сексуальное же поведение многих из них несовместимо с жизнью, а у некоторых рас еще принято поедать самца после совокупления… Да пребудет с вами Сила! – вежливо, хотя и с оттенком агрессии обратился Джагавр Чоудхури к стражнику, который преградил ему дорогу к турникету секирой на длинном древке. – Соблаговолите подвинуться, любезнейший, иначе я никак не смогу миновать вас, не задев плечом.
– Извольте предъявить служебный пропуск, уважаемый, либо гостевой допуск по форме номер пять, – хладнокровно произнес голем, и вделанные в его металлические виски бронзовые кольца негромко звякнули в такт движению головы хозяина.
– Да вы… да как вы смеете! – задохнулся от возмущения Титус. – Это же магистр Чоудхури! Вы что, телевизор не смотрите, газет не читаете?!
– Спокойнее, спокойнее, юный падаван. – Джагавр потянул его за рукав. – Не забывай о рыцарственном самообладании. Они только и ждут повода, чтобы устроить провокацию, но пока их требования не выходят за рамки приличий. Где мы можем получить допуск, о доблестный страж?
– Бюро пропусков слева от входа, – невозмутимо пояснил голем.
По мраморному полу, инкрустированному мозаикой из яшмы и смальты, джедаи приблизились к окошечку бюро пропусков. Возле окошечка Джагавр Чоудхури нервно закряхтел, но все же нагнулся к нему, приняв несколько унизительную для рыцаря позу.
– Здравствуй, о достойная самка мирмекоида, – произнес он. – Соблаговоли выписать нам допуск в здание, да поскорее, ибо мы весьма ограничены во времени.
– Здравствуйте! – профессионально обрадовалась девушка по ту сторону окошечка. – Кто вас ждет?
– Рунарх, – солидно произнес магистр.
Самка мирмекоида смутилась. Она еще раз бросила пристальный взгляд на посетителя, зачем-то быстро застучала по клавиатуре стоявшего перед ней компьютера – вероятно, чтобы скрыть растерянность. Казалось, еще мгновение, и она встанет по стойке смирно перед человеком, удостоенным чести общаться с главой темного ордена.
– Анатолий Борисович вам назначил?.. – в благоговейном ужасе шевельнула она губами.
– Нет, – признался Чоудхури, – но я магистр джедаев, входящий во Внутренний круг ордена. Я имею право войти, и я войду.
Лицо девушки мгновенно превратилось в застывшую маску. Уголок ее рта презрительно искривился.
– К сожалению, Анатолий Борисович не принимает без предварительной записи, – холодно проронила она. Ей явно хотелось сказать ненормальному посетителю что-нибудь более дерзкое, но ее сдерживала профессиональная выучка.
– Что ж, – веско сказал магистр, – не видать вам доброго посмертия.
Падаван покосился на наставника, опасаясь, как бы тот не пустил в ход световой меч, но Чоудхури лишь яростно раздул ноздри и вновь направился в сторону голема на воротах. Пазузу мысленно вздохнул: схватка все равно была неизбежной. И он не сомневался, что им придется иметь дело разом со всеми этими тварями, которых только что в красках живописал ему магистр.
– Ой, постойте! – вдруг истошно закричала девушка из окошечка бюро пропусков. – Ваша фамилия Чоудхури? Вы есть в списке! По договоренности с руководством Ордена джедаев вы входите в число лиц, которые имеют право на встречу с Рунархом без предварительного согласования!
Горделиво хмыкнув, магистр вернулся к окошечку. У девушки теперь был такой вид, словно она была готова не только вытянуться перед магистром в положении «руки по швам», но и разорвать себя пополам, если того потребует почетный гость.
– Извините, очень нервная работа, – пролепетала она.
– Ничего, понимаю, – снисходительно кивнул магистр.
– Простите, а кто вас сопровождает? – несмело осведомилась девушка, не прекращая колотить наманикюренными пальчикам по клавиатуре.
– Это мой ученик, о достойная самка мирмекоида, – ответствовал Джагавр Чоудхури. – Мы войдем вдвоем, либо я подам жалобу в Инквизицию.
– Не сердитесь, рыцарь, вы войдете вдвоем, – ласково прощебетала секретарша. – Будьте любезны, господа, суньте левые руки в эти отверстия слева от вас – вам выдадут временные пропуска.
Титус на мгновение замешкался, но увидев, что учитель хладнокровно исполнил требуемое, тут же последовал его примеру. Еще мгновение – и падаван содрогнулся от внезапной нестерпимой боли: в запястье впились миллионы крошечных ледяных игл. Магистр перенес процедуру стоически – видимо, подвергался ей не в первый раз.
– Можете вытащить руки, – сообщила девушка в окошечке.
Титус Рутра извлек покрасневшую кисть из пыточного отверстия и с изумлением уставился на свое левое запястье. Чуть выше браслета наручных часов появилось странное вздутие, словно под кожу засунули столбик из четырех пятирублевых монет; впрочем, нигде не было видно ни швов, ни разрезов, ни каких-либо других повреждений. Через эпителий на верхней части загадочного цилиндра просвечивали красные сегментированные цифры: «44.59.52». Последняя цифра уменьшалась на единицу с каждой секундой.
– Это временный гостевой допуск, – любезно пояснила девушка. – У вас сорок пять минут. По истечении установленного времени вживленные в ваши тела капсулы будут автоматически раздавлены, и концентрированная кислота поступит в кровь. – Она ослепительно улыбнулась. – Продлить допуск можно у секретарей Рунарха или здесь, в бюро пропусков. Допуск извлекается нашими сотрудниками на выходе из здания. Удачного дня. И пожалуйста, во имя Альмонсина-Метатрона, не говорите начальнику охраны, что я сначала была так холодна с вами, иначе мне отрубят голову…
Subscribe

  • Куча говна.

    Подставлюсь несколько. Хотя, как уже было справедливо замечено, лучше бы молчал – сошел бы, пожалуй, за умного. Но нет. Пепел Клааса стучит в мое…

  • Соловей, соловей, пташичко.

    Развлекалсо в свое время от нечего делать, после очередного прочтения сборника средневековой японской поэзии, написанием хайку. (Удачно сейчас…

  • Жан-Поль Бельмондо (1933 - 2021).

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments

  • Куча говна.

    Подставлюсь несколько. Хотя, как уже было справедливо замечено, лучше бы молчал – сошел бы, пожалуй, за умного. Но нет. Пепел Клааса стучит в мое…

  • Соловей, соловей, пташичко.

    Развлекалсо в свое время от нечего делать, после очередного прочтения сборника средневековой японской поэзии, написанием хайку. (Удачно сейчас…

  • Жан-Поль Бельмондо (1933 - 2021).