Василий Мидянин (midianin) wrote,
Василий Мидянин
midianin

Василий Мидянин. Терафимус. Часть 13.

О, наш друг и ночной спутник, ты, присоединяющийся к вою собак, ты, бродящий среди теней и могил, ты, наслаждающийся кровью и сеющий ужас среди мертвых, Горго, Мормо, таинственный, тысячеликий, прими благосклонно наши жертвы!
Попав в узкий круг избранных, я начал аккуратно наводить справки об интересующем меня убийстве. Многие избранные были подавлены человеческим жертвоприношением, ритуальное убийство они совершили впервые за все время существования своего ковена - года полтора, я думаю. В то же время некоторые из них, самые неосторожные недоумки, в приватных беседах с ребяческой гордостью рассказывали мне о том, как им удалось причаститься человеческой кровью. Эта акция наполняла доверчивые юношеские сердца осознанием собственной значимости. Очень скоро мне удалось более или менее точно очертить круг активных участников жертвоприношения. Держать язык за зубами эта публика не умела совершенно, и даже если бы я не внедрился в их ряды, через несколько месяцев КГБ все равно уничтожил бы их шутовскую секту.
Впрочем, для ликвидации ковена я воспользовался помощью негосударственной структуры. Если даже сотрудники спецслужб и отслеживали деятельность "Братства Иштар", в чем я почти уверен, им оставалось только недоуменно развести руками.
Тайная религиозно-военизированная организация, именуемая "Псы Христовы", была создана Ватиканом в эпоху Раннего Средневековья для борьбы с воинствующими сатанистами, вампирами и оборотнями - либо отдельными психопатичными личностями, принимающими себя за таковых. В двадцатом веке антисатанинские отделения функционировали практически во всех странах мира. С отечественными "Псами" мне удалось связаться через отца Феодосия, священника одного из уцелевших к тому времени православных храмов, в котором я крестился незадолго до своего возвращения из армии. Судя по всему, отец Феодосий принадлежал к могущественному и секретному церковному ордену "Тайные христиане", однако узнать об этом наверняка мне так и не удалось - батюшка умер через два года от саркомы.
Итак, я сдал свой ковен "Псам Христовым", получив от этого неописуемое, простите за каламбур, иудовольствие. Во время одной из черных месс дача под Калугой сгорела дотла, и вместе с ней был полностью уничтожен весь внутренний круг нашей секты. Официальная версия гласила, что пожар возник из-за неосторожного обращения с открытым огнем. Наверное, именно так все и было.
Впрочем, благодаря мне руководитель секты избежал гибели в пламени. Я не был настолько милосерден, чтобы даровать ему такую легкую смерть.
Аллан Кардек однажды тонко подметил, что тело является орудием боли. У магистра было много тела. Склонившись с горячим паяльником над этим скорчившимся, верещащим, описавшимся от страха ничтожеством, я напряженно ожидал, когда из него выползет чудовище, убившее любимую, с которым можно будет схватиться насмерть. Но чудовища не было. Было маленькое, отчаянно страдающее, насмерть перепуганное существо, готовое покорно хихикать над мрачными каламбурами своего мучителя в мизерной надежде спастись. Как заметил еще один мудрый человек, плоть слаба и способна влиять на дух самым унизительным образом. Я перебирал разложенные на прозекторском столе пыточные приспособления, безуспешно пытаясь выбрать самое эффектное, и проклинал себя за то, что не испытываю удовольствия от агонии своего смертельного врага. Убив его, я долго стоял над трупом, но удовлетворения так и не почувствовал. Я тупо повторял вслух: "Ну и что? Ну и что?.."
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments