Василий Мидянин (midianin) wrote,
Василий Мидянин
midianin

Василий Мидянин. Терафимус. Часть 15.

С самого начала каждый новичок секретного подразделения подвергался массированной идеологической обработке. За точку отсчета принималось то, что наше спецподразделение является государственной военной структурой и борется с врагами Родины. Специализацией данной структуры, по словам командиров, были иностранные шпионы и преступники, пытающиеся использовать в своей деятельности оккультные науки и энергии, а также гипноз и трансперсональные практики. В то время любые данные из этой области представляли собой строжайшую государственную тайну, а жестко контролируемые правительством научные журналы публиковали язвительные разоблачения экстрасенсорных сеансов и необъяснимых явлений, дабы не вызывать у населения ненужного ажиотажа и интереса к запретной теме. На самом деле, как следовало из политинформаций и объяснений наших непосредственных начальников, в секретных лабораториях крупнейших мировых держав уже давно разработаны специальные боевые методики, основанные на использовании астральных и ментальных энергий. Методики эти были чрезвычайно сложны в использовании, головокружительно дороги и зачастую требовали, помимо кропотливой физической и психологической подготовки агента-медиума, сложного технического оборудования, поэтому пока их взяли на вооружение только разведки и контрразведки. Отечественная контрразведка использовала наше подразделение как группу захвата особо опасных "оккультных шпионов", а также сектантов и одиночных исследователей сверхъестественного, порой слишком близко подбиравшихся к запретным знаниям.
С этим были связаны довольно экзотические места, в которых нам постоянно приходилось работать - катакомбы, недостроенные или полуразрушенные здания, глухие леса, заброшенные военные бункеры. Порой сектанты прятались так искусно, что странные спецслужбы, в рядах которых я состоял, выходили на их след лишь после многолетних целенаправленных поисков. Впрочем, чаще всего нам приходилось навещать физико-химические лаборатории научно-исследовательских институтов и университетов. До стрельбы в этих случаях доходило редко, обычно мы очень аккуратно "изымали из обращения" своих клиентов и "фиксировали" их поодиночке либо "штабелировали", если клиентов было много. Дальнейшую судьбу задержанных решала более высокая инстанция - Отдел по особым явлениям.
Одну из операций нам довелось провести в православном монастыре на севере России. Нам удалось проникнуть в монастырь, укрепленную средневековую крепость, с помощью завербованного инока. Все шло хорошо до тех пор, пока обитатели монастыря не обнаружили нас и не открыли по нам ураганный огонь из пистолетов и автоматов. Судя по всему, в тот раз мы случайно наткнулись на одну из тайных баз "Псов Христовых". А может, не так уж и случайно. Хотя нас и предупреждали о повышенной бдительности во время проведения этой операции, мы потеряли там троих. Впрочем, вражескую базу мы тогда все-таки разгромили. Самое любопытное, что властям об этом не просочилось никакой информации: ни МВД, ни КГБ не проводили в связи с этим инцидентом никаких следственных действий. Создавалось впечатление, что единственной целью спецоперации были девять трупов монахов, оставшихся на монастырском дворе после нашего отхода - эти трупы бесследно исчезли в тот же день, хотя количество обитателей монастыря, согласно документам настоятеля, не изменилось. Христианские экстремисты тоже не любили афишировать наши внутренние разборки и безупречно соблюдали конспирацию, стараясь не впутывать в них государственные структуры.
Однажды нам двое суток пришлось преследовать по обширным московским подземельям, включая канализацию и тайные ходы времен Ивана Грозного, а также тоннели обычного и секретного метрополитена, группу странных людей, одетых в лохмотья и внешне похожих на бомжей. Во время погони мы потеряли пятерых агентов - опытные ребята ни с того ни с сего касались контактного рельса, по ошибке стреляли друг в друга, необъяснимым образом натыкались на острые арматурины, проваливались в узкие, наполненные водой ямы, сверху затянутые пленкой пыли. Когда мы все-таки загнали бродяг в угол и уже собирались их штабелировать - приказ был строжайший: "Только живыми!" - они все разом, как по команде, облили себя какой-то голубой жидкостью из металлических пробирок, которые были у них в карманах, и вспыхнули бесцветным прозрачным пламенем. Бригаде из Особого отдела, прибывшей ровно через десять минут, не досталось ничего, кроме нескольких спекшихся куч еще теплого ноздреватого шлака. А ведь экзекуторы явно рассчитывали на многое, иначе не слетелись бы в таком количестве.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments