Василий Мидянин (midianin) wrote,
Василий Мидянин
midianin

Ночь снежных фигур. Часть 1

Когда среди зимы, ближе к Новому году, случается резкое потепление, вдоль шоссе дует непрекращающийся ветер, несущий запах талого снега, тротуары покрываются коричневой слякотью, а огромные сосульки время от времени срываются с крыш и убивают прохожих, я внезапно начинаю испытывать неясное, но с каждым днем растущее беспокойство, потому что стремительно приближается Ночь снежных фигур.
Как следует из названия, подобная ночь бывает только зимой. Зимой вообще думается по-другому. Например, приходит жажда одиночества. Внезапно открывается пристрастие к очень горячим ваннам. Появляется дурная привычка подолгу жевать пустую цитрусовую цедру. Постоянно снится кровь – она непрерывно сочится сверху вниз по каким-то заржавленным конструкциям и тросам, как в фильме «Видок». По телевизору показывают ненужное. Тоска.
Я бездумно щелкаю пультом. Телевизор у меня стоит, чтобы смотреть новости, злые мультфильмы типа «Футурамы», порнуху и хорошее кино: ранний Питер Джексон, Джордж Ромеро, Луис Бунюэль, Сергей Эйзенштейн, Питер Гринуэй. В остальное время, особенно зимой, по телевизору показывают ненужное. Классиков в данный момент я переваривать не в состоянии, однако для того, чтобы скоротать сейчас пару часов, я смиренно готов делать любые глупости, вплоть до прослушивания "Тату" или чтения Дарьи Донцовой. Впрочем, бессмысленное разгуливание по каналам несколько раз давало волшебные результаты: однажды я наткнулся на черно-белую версию "Франкенштейна" с Борисом Карлоффым, в другой раз это оказались "Тайные приключения Тома Траума", в третий раз мне попалась великолепная, отснятая со всех возможных точек и ракурсов видеостенограмма грандиозных терактов 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке. Итак…
Щелк! Мультяшная Глюкоза с экрана экспрессивно поясняет своему молодому человеку, что она его ненавидит. Щелк! Терминатор, состоящий из жидкого металла, пытается выколупнуть Сару и Джона Конноров из лифта психиатрической клиники. Бесстрастный Шварценнегер в темных очках разносит ему голову из крупнокалиберного винчестера. Щелк! Киркоров. Щелк! Мужик в легкой спортивной форме запутался в тросах и растяжках под сводчатым потолком какого-то полуподвального помещения, за его барахтаньем через монитор наблюдает группа парней и девчонок в таких же костюмах, которые подбадривают его азартными воплями, в правом верхнем углу идет обратный отсчет времени - у мужика осталось всего восемнадцать секунд, что бы ни ждало его после истечения времени. Щелк! Полуразрушенные восточные здания, несколько солдат в песчаных камуфляжах на переднем плане. Перебивка: движущийся танк. Еще: панорама какого-то глинобитного квартала, столб дыма, поднимающийся у горизонта. Снова камуфляжные, бегут с каким-то громоздким оружием в руках. Диктор: «…дению вновь подверглись поселения на западном берегу реки…» Щелк! Киркоров. Щелк! «…разыграть Андрея Макаревича. Один из наших актеров, изображающий репортера, пригласил Андрея в кафе, где якобы и произойдет запись интервью, а в это время другой актер, переодетый милиционером…» Щелк! Отвратительного качества зернистая черно-белая кинохроника начала прошлого века: сестры милосердия, умирающие солдаты, беженцы на дороге. Устало-проникновенный, грассирующий мужской голос: «…время царь еще не осознавал, что процессы…» Щелк! Киркоров. Щелк! Киркоров. Щелк, вашу мать, щелк, щелк!..

Возможно, продолжение воспоследует
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments