Василий Мидянин (midianin) wrote,
Василий Мидянин
midianin

Categories:

Мистики в ассортименте. Дочёл наконец сборник "Новые легенды".

Давно дочёл, вообще-то, но всё времени не было отозваться.
Отзываюсь.
Во-первых, обложка. Безусловно, мне тоже нравится "Вавилонская башня" Брейгеля, но я ее уже видеть не могу, ибо столько раз ее использовали на облошках - уму непостижимо. Из того, что помню четко, могу назвать только "Религии мира" и сборник Ясперса. Однако у меня отчетливое ощущение, что видел я эту башню еще не менее чем на трех-четырех книгах.
Ладно. Теперь о менее значимом.
Составление сборника - крайне профессионально. Я бы составлял его именно так, и никак иначе. Рассказы перетекают друг в друга плавно, что немаловажно. Поклон составителю.
Сборник делится на три большие рубрики: "Книжные мистики", "Мистики обыденности", "Реальные мистики". Странным образом они соответствуют трем действиям концерта.
В первом - симфонический оркестр и камерные исполнители (то, что некоторые при этом играют попурри из "Boney'M", не важно - главное, что на классических инструментах).
Во втором - перестроечный рок начала девяностых: грязноватый саунд, мальчуковая искренность, ломление в распахнутую дверь, публичные манифесты, сексдрагсрокнролл. Гуд бай, Америка, безобразная Эльза, королева флирта. Поколение дворников и сторожей.
В третьем - изысканный арт-рок, альтернатива, мелодический авангард, переходящий порою в рокапопс. Курехин, "The Residents", Мумийтролль. Утекай, в подворотне нас ждет маниак. Мой сурок типа не хочет поиграть со мной.
Тексты первого отделения концерта - безусловно хороши. Даже Мария Семенова, коя определенно попала в сборник ради имени на обложке - хороша. По крайней мере профессиональна и шибко не контрастирует с прочими текстами, что уже подвиг.
Хольм ван Зайчик напоминает органную фугу. В ткани текста прекрасно передано ощущуение сгущающейся свинцовой тучи - а потом сказочная, внезапная, благополучная развязка. "Так не бывает! так не бывает!" - горько и пронзительно пищит внутри меня гнусный реалист. Поклонники ван Зайчика мудро и понимающе усмехаются в пушистые усы, поглядывая на меня с сожалением. Ван Зайчик пишет не про то, как бывает; вся соль в нем - в сказочной, внезапной, благополучной развязке, которая порой занимает до двух третей книги.
Про "В поисках господина П." Кубатиева мне тяжело писать еще с тех времен, как он вышел в "Полдне". Еще тогда я одолел его с трудом и так и не собрался с духом что-либо про него написать. Провел эксперимент: прочитал еще раз, уже зная, чем всё закончится, тщательно отслеживая все взаимосвязи и пересечения. Нет, всё равно не проникся. Замечательный, мастерский, точный, эффектный рассказ - и в то же время холодный до невозможности. Ледяной. Мертвящий. Обжигает. Нет там Кубатиева, коего я знаю и ценю. Есть холодный надчеловеческий разум профессора Мориарти, строго логически соединяющий сюжетные линии и персонажей, безучастно подталкивающий их к строго определенному финалу и не позволяющий им сделать ни шагу в сторону. Умом я понимаю, что выходит превосходно, но пустое сердце бьется ровно. Не моя литература.
Славный Алимов с рассказом "You know my name". Настроение как от ван Зайчика, с поправкой на то, что Алимов повеселее будет, а вот благополучной развязки нету и нету. Не будет автору доброго посмертия никогда же.
Второе действие концерта - "Мистики обыденности" - самая слабая часть книги. Рассказы поспешные и неряшливые. Худший рассказ сборника расположен именно в этой части - это "Столичный оборотень" Олега Овчинникова. Любопытный сюжет про человека, живущего меж двух столиц, входящего, допустим, в магазин "Москва", и тут же выходящего из "Дома книги" на Невском, можно было бы весьма любопытно обыграть, но славно начинающийся рассказ понемногу скатывается в сущую невнятицу, а заканчивается и вовсе позорно: концовка зажевана и обгрызена, словно лист бумаги в испорченном принтере. "Левый глаз" г-на Плеханова - типичное произведение г-на Плеханова, всё то же самое, о чем он писал уже миллион раз, затянутое в новую вакуумную упаковку, и ничего более. Холодное,умозрительное, рассудочное действо наподобие рассказа Кубатиева. "Путь туда" Мидянина - торопливый, невычищенный, случайный текст, кривобокая пирамидка из нажеванных страниц предшественников. "Эвакуация" Евгения Прошкина - скучноватая совковая производственная драма из жизни инопланетных захватчиков с полным отсутствием всяческих мотиваций последних. Хотя описание пьянки на грузинской свадьбе - хорошо весьма ("входят три милиционера... два милиционера уносят третьего...") Вот может же человек, если захочет! Рассказ Павла Молитвина вообще забывается немедленно по прочтении - так, мерцает только на грани сознания какая-то синяя бабочка, крылышками бяк-бяк-бяк-бяк.
Третье отделение концерта - "Реальные мистики" - уровнем повыше. Здесь лучшие произведения сборника: рассказы Юрия Бурносова "Случаи". И вот, хорошо весьма. Особая благодарность Джаббе за упоминание в тексте "Василия Мидюнина"; я плакал крупными паучьими слезьми. Вот снять бы тапок да как дать бы тебе по морде! Еще: читал данные рассказы, ожидая своего мастера в парикмахерской. Прочитав: "Порою старухи плакали, особенно когда Басков пел про шарманку или группа любэ про туманы и спецназ" - с ужасом обнаружил, что по радио как раз поет Басков и как раз про шарманку. Однако реальные мистики, чего уж там.
Про старух особенно хорошо, и еще про поедание выкидышей. Прямо пробрало и взяло за жывое. Внушает.
Про Бачило ничего не скажу. Читал его целиком в книге "Академонгородок" и не стал перечитывать. Помню только, что там очень понравилось. Прекрасный рассказчик Бачило, уверенно ведущий повествование, умело удерживающий внимание публики и очень вкусно (прости, Маша!) прописывающий мелкие художественные детали.
Не могу бросить камня и в г-на Бенедиктова. Хотя одна из его основных проблем проявилась в рассказе "Красный город" в полный рост: патологическое многословие. Если в предыдущих его работах, ничуть не менее многословных, каждое слово-кирпичик было уложено так плотно и к месту, что, казалось, выдерни одно - и поедет вся кладка, то здесь выдергивай - не хочу. Прочие рассказы и повести Кирилла тоже вызывали ощущение речевой избыточности, но там было трудно решиться что-либо выкинуть: всё было к месту, всё работало на основную идею либо на создание необходимой атмосферы. В этом же рассказе уважаемый автор увлекся плетением словес, словно паучьих кружев, не замечая, что некоторые уже оторвались от основы и повисли в воздухе бесполезными лохмотьями. В остальном же рассказ вполне пристойный.
Порадовал весьма Лео Каганов. Хотя рассказ и старый, но я прочитал его впервые. Особая благодарность автору за то, что использовал мою биографию с сайта харизматов в описании биографии своего героя Егора. Впрочем, я у него тоже стащил концепцию рыцаря-паука, так что мы категорически квиты.
Ощущение от третьей части концерта не особо портит даже рассказ Михаила Бабкина "Ловушка", представляющий собой совершенно традиционный мистический американский саспенз образца 30-х годов прошлого столетия; ругать его не за что, хвалить тем более.
Итак, сборник вполне получился: интересных вещей в нем гораздо более, чем неинтересных. Искренне поздравляю составителя, издателя и всех участников, даже получивших на орехи в данной рецензии. Издам только еще одно ритуальное скрипение. Обнаружив в повести Плеханова упоминание коньяка "Реми Мартин", хотел ему при личной встрече указать на допущенную ошибку. Указывать на такие вещи публично не вполне правильно: всякий может ошибиться. Даже у меня в Коричневом проскользнул каким-то бесом Vinnie the Pooh, хотя настоящее имя ему Winnie. Однако стал читать далее и наткнулся на такой же "Реми Мартин" у Овчинникова, и с горечью понял, что авторы не виноваты и что это, скорее всего, корректорская унификация. А это уже есть прискорбно и достойно общественного порицания.
Вот собственно и всё. Писано в крайне дурном расположении духа, так что просьба не зазрить и извинить. Сейчас протрезвею и удалю всё на фиг.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 49 comments