Василий Мидянин (midianin) wrote,
Василий Мидянин
midianin

Categories:

И вновь продолжаетса бой.



Продолжаю пытливо изучать триста каналов телевидения, заботливо оставленных мне предыдущим хозяином. Я узнавал – мне проплачено еще сорок дней этого счастья. Подумываю даже остаться на этом провайдере – чуть дороже, чем было у меня раньше, но качество Интернета устраивает меня больше. И еще триста каналов ненужного телевидения – что может быть лучше.
Вчера за ужином, путешествуя по каналам, внезапно наткнулся на «Мимино». Посмотрел с удовольствием. В свое время оно мне нравилось. Но тридцать лет не пересматривал, многое уже оценивал с высоты умудрённого жизнью старика.
Решил проверить на просмотре одну красивую зрительскую теорию заговора, которую вычитал в ЖЖ (не знаю, может быть, Данелия где-то в своей книге и признавался, что задумал так изначально, не могу сказать). Да, так всё и есть, вынужден признать: в финале Мимино завербован КГБ.
Когда он встречает Евгения Леонова – крутого фронтовика, у которого министры в однополчанах и который по этому поводу открывает ногой двери самых высоких кабинетов, – тот ведет его к некоему министру, который, невзирая на то, что Мимино уже на несколько дней превысил возрастной предел, устраивает его вторым пилотом на международные рейсы. Вот только это не министр транспорта, а руководитель КГБ – и здание, возле которого припаркованы «Чайки», весьма похожее, и в приемной смирно сидят генерал армии и высокопоставленный, судя по костюму, дипломат.
Те, кто жил в СССР, помнят, что советский человек, попав за границу, мог прогуливаться по городу только в группе товарищей, один из которых обязательно был сотрудником КГБ – во избежание провокаций и побегов. Это ненавязчиво подчеркивается тем, что в аэропорту Мимино встречается со стюардессой Ларисой Ивановной, которая идет именно в компании советских пилотов. Для многих советских граждан такое правило прошло мимо, но у меня отец работал в Германии и в Анголе, так что я немножко в курсе.
Позже Мимино зовет членов своей команды в торговый центр – ему нужно купить игрушечного крокодила для Хачикяна. Но никто с ним не едет, причем отшивают его довольно грубо. Мне всегда думалось, что так происходит потому, что пресыщенные пилоты просто не держат нового второго пилота за ровню себе. Но всё гораздо проще: постоянно летая сплоченным коллективом, они хорошо знают, кто из них гэбэшный топтун, кто пишет отчеты в Комитет о поведении остальных. Собственно, именно поэтому им в экипаж и понадобился новый оперативник – потому что они здесь, видимо, надолго не задерживаются, работа психологически слишком вредная.
Оттого с ним все время так и говорят – вежливо, но вальяжно, не переступая границ дозволенного, но всё время презрительно указывая на его место.
Почему Мимино завербован КГБ? Да потому, что дальше он едет в торговый центр один. А такое могли позволить себе только представители органов или их доверенные оперативники вроде Мизандари.
Мимино – мягкий и добрый человек, ему такая вынужденная обстановка всеобщего напряжения не может нравиться. Он не ожидал, чем именно обернется для него это назначение, тем более что он же не хочет своему экипажу ничего дурного. Именно этим и вызван его нервный срыв на стюардессе, предложившей ему открывашку – кажется, единственной, кто относится к нему нормально.
Посмотрел – да, всё сходится. Очень похоже. Тем более зная опасные шутки Данелии с заграничьем (звонил в Телави, попал в Тель-Авив, отжиг Мизандари и Хачикяна на глазах у иностранцев в ресторане гостиницы «Россия», весь фильм «Паспорт» целиком, и т.д.).
Если уж фантазировать в духе теории заговора, то, может быть, и Лариса Ивановна – оперативник КГБ в своем коллективе? И именно этим вызвана сползающая с лица Мимино улыбка – он распознал в ее поведении какие-то хорошо ему известные признаки гэбешника.
Впрочем, это так, пустое. Конечно, в фильме отчетливо видно тоску Данелии по вольготной зарубежной жизни – учитывая его визиты к Гуэрре и прочее. Но он в этот раз, вторично после «Я шагаю по Москве», зафиксировал четкий образ столицы семидесятых – как документ времени. И это вот мое время и моя Москва – тот период, когда я рос. И всё-всё узнаваемо, вызывая жуткую ностальгию по этой несуразной эпохе – включая подземные переходы, автобусные остановки, дорожный траффик, в том числе КРАЗы в городе, что сейчас совершенно немыслимо. Тридцать лет назад я этого не понимал, а теперь понимаю.
Я кончил (с).
Tags: кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments