Василий Мидянин (midianin) wrote,
Василий Мидянин
midianin

Московские големы, часть 6. Назло издателю отморожу уши.

Пару минут спустя в заднем фасаде ресторана быстрого питания насчитывалось до шести внушительных проломов, каждый из которых отдаленно напоминал очертания фигуры одного из големов. Находившийся внутри Унаги загораживал главную дверь, Шиитаке контролировал боковой вход, Кани и Эби заслоняли окна, Магуро держал служебный выход с кухни. Ика стоял в центре зала, среди разбросанных подносов и растоптанных гамбургеров, и терпеливо втолковывал окружающим:
– Поймите, наконец: вы кормите транснационального спрута. Он пичкает вас вредными для здоровья эмульгаторами, канцерогенными красителями и пищевыми добавками, от которых растут волосы на ладонях, а вы питаете его своими деньгами, своими внутренностями, своими желудками, своими капиллярами мозга. Каждый гамбургер, каждый пакетик картошки, каждый жирный молочный коктейль – очередной слой холестериновой штукатурки на стенках ваших сосудов. Дабы предохранить вас от столь безрассудного растранжиривания здоровья, мы сейчас убьем вас всех. Просьба отнестись с пониманием и сохранять полнейшее спокойствие до того момента, пока к вам не подойдут.
Големы были решительны и безжалостны, однако отнюдь не имели садистских наклонностей, посему массовая санитарная экзекуция не отняла более пяти минут. По истечении этого времени все люди, находившиеся в здании, были категорически мертвы.
– Мне говорили, что всякий, питающий свое тело плотной пищей в «Макдоналдсе», рано или поздно умрет, – задумчиво проговорил Магуро. – И скорее рано, чем поздно. Се печальное подтверждение данного тезиса, – он обвел железобетонной лапой заполненное растерзанными трупами помещение.
– Однако нам необходимо разрушить до основания это гнездо порока, этот храм одного из семи наиболее вопиющих смертных грехов, – справедливо заметил Унаги Копченый Угорь. – Негоже оставлять стоять здесь эти стены, пропитанные гнусным дымом от прогорклого масла, дабы они продолжали предерзко бросать вызов божественной природе человека. Позвольте мне? В прежнем подразделении меня называли убийцею «Макдоналдсов». У меня особая оригинальная методика.
– Что ж, извольте, - соблаговолил разрешить Кани Мягкий Краб.
Унаги сосредоточился, набычил угловатую каменную голову, напрягся – и окружающее пространство внезапно лопнуло, брызнули искры, сместилась кристаллическая решетка материи. Здание «Макдоналдса» треснуло и запылало.
– Да вы недюжинный фокусник, любезный! – почтительно изумился Шиитаке Императорский Гриб, стряхивая с плеч осколки стекла и просыпавшуюся с потолка побелку.
– Ну, не без этого, – с достоинством согласился Унаги.
– Ты крутой парниша! – обрадовалась Эби Сладкая Креветка. – Вау, я сейчас кончу! Что ты делаешь сегодня вечером?
– Бесчинствую в Москве, – ответил Копченый Угорь.
– Какое совпадение! – сказала Эби. – Давай как-нибудь найдем немного времени, чтобы приятно уединиться?..
– Поговорим об этом позже, – застенчиво произнес Унаги. – В раздевалке на базе.
Покинув разгромленный и пылающий «Макдоналдс», големы выбрались на проезжую часть, сразу нарушив своим появлением размеренный поток машин. Один простолюдин на «Лендкрузере» развил значительную скорость, дабы сбить с ног Магуро и опрокинуть его, однако потерпел сокрушительное фиаско: врезавшись в коренастую фигуру голема, машина разбилась в лепешку, сам же Ломтик Тунца даже не шелохнулся. Торчащая из его тела арматура по инерции последовательно пронзила лобовое стекло машины, мгновенно вздувшуюся подушку безопасности и тело незадачливого водителя.
– Это потому, что я молниеносно врос в асфальт, – пояснил коллегам очень довольный Магуро. – Так меня с места не сдвинешь. Разве что расколешь на части грузовиком, да и то вряд ли.
Сзади в разбитый «Лендкрузер» врезалась престарелая «дэу-нексия», в нее, соответственно, микроавтобус-«газель», а в последний – «ока». «Ока» вообще замечательная машина: сам однажды видел, как ее ударили в зад, а она от этого повалилась на бок. Рассказывают также, что при лобовом столкновении она делает обратное сальто в воздухе; впрочем, все это, право, не относится к данному повествованию. В кучу битых машин влетали все новые и новые конфиденты, не успевшие затормозить на дальних подступах. Тех, кто затормозить успевал, чаще всего били в зад менее внимательные и удачливые коллеги, сминая багажник в лепешку и глубоко впечатывая в растущую на глазах груду металлолома.
А потому что надлежит соблюдать дистанцию, господа, и отнюдь не превышать скорости на столь ответственных участках автомобильной трассы.
– Эй, мужики! – внезапно оглушительно прогудел автомобильный сигнал автоцистерны с каким-то горючим веществом, которая чудом успела затормозить перед местом массовой катастрофы.
Големы изумленно приостановились.
– Чтоб мне лопнуть! – рявкнул Императорский Гриб. – Васаби!
Огромный грузовик с цистерной медленно вставал на дыбы, словно кто-то приподнимал его за шкирку, как котенка. Передние колеса оторвались от земли, сиротливо крутанувшись в воздухе, и взгляду идеального наблюдателя предстало покрытое ровным слоем коричневой грязи днище машины. Потеряв точку опоры, кабина грузовика из-за сместившегося центра тяжести свесилась вперед, как голова доисторического ящера.
– Поглоти меня $мегалодонт$! – вскричал Шиитаке. – Неужто поднимет?..
Грузовик медленно, но неумолимо продолжал подниматься и вскоре встал на попа. Многометровая стальная колонна цистерны угрожающе заскрипела под собственной тяжестью. К ней словно магнитом потянуло остановившиеся неподалеку легковушки, из которых с воплями ужаса выпрыгивали прямо на асфальт водители. Лишь шофер автоцистерны не бросил своего поста, оглашая окрестности жалобными криками с двадцатиметровой высоты.
– Давай, Хренушко, чучинько! – закричала Эби Сладкая Креветка. – Ты офигенно крут! Я уже вся мокренькая!
- Ай, молодца! – одобрил Ика Сырой Кальмар. – Вот это по-нашему! Но сколько же раз подряд он способен воплощаться?..
- Он наверняка много чего способен делать большее количество раз, чем большинство присутствующих, - фыркнула Эби. – Давай, малыш, жми! Это меня так заводит!..
Тем временем вставшая вертикально цистерна оторвалась от земли и медленно поползла вверх. Шансы ее водителя покинуть кабину невредимым таяли с каждой секундой. Взмывшие в воздух «Лада – Спутник» и *«Форд - …»* образовали левую руку огромного голема, автобус «Икарус» с сочленением-гармошкой – правую. Кистями рук стали *«Фольксваген - …»* и полуразбитая «Ока». Ноги Васаби соорудил себе из «Газа – Волги», *«…»* с синими милицейскими номерами, «Опеля – Вектра» и «Ниссана – Альмера». Ступнями гиганту послужили два джипа. Из-за некоторого дисбаланса в длине автомобилей, ставших его ногами, голем ощутимо заваливался набок.
- Во имя Альмонсина-Метатрона, - пробормотал Унаги. – Не удержит.
Телом новому голему послужила блестящая цистерна, а головой – ее кабина. Васаби двинул кабиной из стороны в сторону и оглушительно бибикнул. Затем с усилием поднял ногу и втоптал в асфальт нескольких автомобилистов, в панике метавшихся между своих машин.
- Кайф!!! – пронесся над микрорайоном трубный глас Васаби.
Этот возглас словно подстегнул силы *всемирного тяготения*. Левая нога гигантского голема подломилась, «Волга» опрокинулась на крышу. Упав на одно колено, Васаби попытался приподняться, опершись на руки, но у него отвалилась «Лада», перевернувшаяся в воздухе и с грохотом рухнувшая на дорожное покрытие. Больше Тертый Хрен не был способен удерживать на весу столь солидный груз, и гигант рассыпался под собственной тяжестью. Цистерна с чем-то огнеопасным рухнула с высоты десяти метров, ударилась об асфальт, лопнула и взорвалась. Големов разметало во все стороны. Окна соседних домов дружно брызнули стеклами, в небо устремилось огромное, тонущее в жирном черном дыме огненное облако, посреди улицы разлилось пылающее озеро, отдаленно похожее на то, в которое непременно будут ввергнуты грешники по истечении времен.
– Ай, молодца! – в восторге кричал Ика Сырой Кальмар, кувыркаясь через голову, сметенный взрывной волной. – Ай, добре!
– Коз-з-зел! – обиженно выл Шиитаке Императорский Гриб, которого лизнул внушительный язык пламени, из-за чего асфальтовое тело голема размягчилось и тягуче потекло.
Огненный вихрь пронесся по улице. Поднявшись с земли, големы с удовольствием наблюдали, как горят заживо покинувшие свои машины автомобилисты.
– Клянусь Дагоном! – воскликнул Унаги Копченый Угорь. – Идиот он, конечно, порядочный, однако одним ударом причинить столько бедствий!..
– Восемнадцать трупов, не считая раненых, – флегматично заметил Магуро Ломтик Тунца, дотянувшись до ноосферы. – Вполне приличный результат.
– Не здесь надо было высаживаться, господа! – заявил Унаги, подключившись к соседнему разъему. – Чорт побери! На другом берегу, вон там, за домами – нефтеперегонный завод! Ах, какие перспективы! Сколько взрывоопасного материала!..
– Остыньте, сударь, – осадил его Кани Мягкий Краб. – Где высадились, там высадились. Точка высадки обычно очень здорово плавает – в пределах сотни $стадиев$. А теперь, уже пребывая в твердых телах, мы не переберемся через текучую воду даже по мосту. Мы же демоны.
– Очень жаль, – сокрушенно покачал башкой – бордюрным камнем Копченый Угорь. – Славная могла бы выйти катастрофа. Но давайте тогда по примеру господина Тертого Хрена внесем хотя бы посильную лепту в приумножение скорби этого города!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments