Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

Пушкин

Между тем в Париже гибнет в прямом эфире современное чудо Света - собор Парижской богоматери.



Крыша и шпиль уже обрушились, горит дальше.
Удивительное ощущение. Всегда странно, когда присутствуешь при историческом событии.
Нет, понятно, что восстановят и будет еще лучше прежнего - совсем как московский Манеж. Двухэтажная подземная парковка появится, не знаю там. Все равно ведь туристы ездят смотреть Манеж, храм Христа Спасителя и Царицыно - кого волнует, что новоделы.
Но чувствуешь себя очень, очень странно - примерно как во время пожара Манежа.
А ведь кому-то сегодняшний день запомнится как юбилей Аллы Пугачевой. Короче, всё как в анекдоте. Я сегодня целый день в машине рассекал по Москве, так Ретро.fm весь день крутило только песни Примадонны.
Пушкин

Я смотрю на это дело в древнерусской тоске (с)

Констатировал вдруг для себя, что мне страшно нравится работать в Москва-сити.
Обожаю перемещаться уютными подземными переходами под местными башнями, выбирая себе едальню для обеденного перерыва. Люблю печально и мудро смотреть на тех несчастных, что перемещаются здесь, одетые в тяжелое и душное зимнее уличное. Большинство все же без верхней одежды; значит, свои, из башен. Неимоверно вставляют меня также киберпанковские, мощеные гранитной плиткой улицы Готэма снаружи, на которых тебя окружают настоящие упаднические небоскребы и по которым вечерами нескончаемым потоком движутся желтые такси.
Вы, кстати, обращали внимание, что в последнее время в Москве очень много желтых такси, как в Нью-Йорке каком-нибудь?
В НЙ, прототипе Готэм-сити, я бывал дважды, и оба раза мне скорее не понравилось. Грязь, слякоть, бомжи в невероятных количествах, сомнительная по большей части архитектура, теснота, мерзейшее метро с крысами. А вот причудливый модерновый Готэм Москвы-сити меня почему-то вдохновляет. Это настоящий, тот самый Готэм из комиксов, который еще не успел одряхлеть и опуститься. В сырую погоду тротуары тут загадочно поблескивают, как пресловутые романтические бульвары Парижа. Хочется присесть на гранитную ступеньку и написать новую гениальную главу в книгу, хочется читать Миропольского, хочется жареных каштанов и прочей смешной романтики.
Жареные каштаны - еда, конечно, нестерпимо романтичная. Их нужно есть на бульварах с обольстительной, опасно юной любовницей, с который вы полчаса назад неохотно выбрались из теплой постели в уютной гостинице в районе Монмартра. Всё остальное несчитово.
Вернемтесь к Готэму. Абсолютно идеальным такое мое завершение рабочего дня было бы, конечно, если бы я по-прежнему работал руководителем студии в NARR8 и выходил из башни, покачиваясь, где-нибудь о пятом часу утра, только что гениально переписавши новую серию (которую прислали мне мои пытливые сценаристы, в очередной раз ни хрена не понявшие, о чем мы тут вообще), с нуля собственноручно написав другую и мучительно размышляя над следующей.
Возможно, такое выходит из-за феномена, который норвежцы называют "хюгге" (hygge). Я недавно узнал. Это когда бедный, больной, неделю не жрамши, одни только ножки торчат, намерзшийся, вымотанный многокилометровым пешком, многократно осклизнувшийся и свернувший все ноги на покрытом влажным мхом камнях, пару раз во весь рост упавший в ледяной ручей под камнями, совершенно несчастный и всецело унылый - добираешься наконец до своей замечательной теплой избушки, решительно надеваешь сухое, усаживаешься перед пылающим камином, укутываешь ноги пушистым пледом, в одной руке у тебя кружка с горячим глинтвейном, другой поглаживаешь дремлющую собаку - и тебе аааааааа, хорошо! Вот это типа и называется хюгге.
То есть, применительно к нашим нелегким московским условиям, выходишь по окончании суматошного трудового дня из башни на улицу с абсолютно квадратной головой, вдыхаешь вечерней свежести и почти физически ощущаешь, как голова твоя в результате хюгге тихонечко расправляется и пощелкивает, постепенно принимая естественную форму. Бесценно, если верить рекламе какой-то банковской карточки.
С другой стороны, мне здесь хорошо и в любое другое время. Скажем, обеденное.
Хотя стоявшие несколько месяцев эскалаторы в переходе я им, безусловно, не прощу. Со мной так нельзя, как сказал один классик. Аргументируйте.

Пушкин

Тем временем в замке у шефа.

Тем временем в Москве вовсю строится парк в Зарядье, на месте бывшей гостиницы "Россия" (на всякий случай еще раз подставлюсь и скажу, что этот чудовищный серый кирпич всегда портил местность и какое счастье, что его некое время назад снесли и не построили вместо него ничего аналогичного). Пока в парке видны несколько недостроенных конструкций, напоминающих помесь классического советского кафе-стекляшки с советским же постом ГАИ-"стаканом". Надеюсь, что в законченном виде это будет нечто более эстетичное. Хотя в любом случае, в отличие от своего снесенного предка, они небольшие и одноэтажные, что уже плюс. И вон виднеется еще какой-то странный желтый купол, но это уже явно какая-то более интересная архитектура. Поглядим; сказывают, ко дню города парк закончат. По крайней мере, работа кипит.
Между тем над Москвой-рекой выметнулась какая-то загадочная арка. Не здание определенно; видимо, смотровая площадка для пешеходов (для транспорта узковата, да и зачем бы транспорту закладывать крутую петлю над рекой). Ну, будем посмотреть.

Пушкин

Тем временем в замке у шефа (с)

51.47 КБ

А между тем Сашичько Гавриловъ, человек и пароходъ, с триумфом покинул пост главного редактора "Книжного обозрения".

http://agavr.livejournal.com/1072139.html?view=7438859#t7438859

А вы-то, небось, и не знали.
Что касается меня, то я уж год с небольшим полагал, что он там больше не работает. Так что новость стала для меня решительным громом среди ясного неба.
Пушкин

Ея Императорскаго Величия Кабель.

Имея гулять нынче с тросточкою вдоль Каширскаго шоссе, наблюдал длинные траншеи, огороженные специальными решетками с надписями: "Объект строительства: кабельные линии ко дворцу Алексея Михайловича".
Пушкин

Между более важными делами написался невзначай небольшой рассказик.

Называется "Магистр". Этакий "Терафимус"-лайт, предназначенный в один авторский сборник с вышепоименованным. Текст весьма сомнительных художественных достоинств, зато имеется в наличии ушедший в монастырь сатанический магистр, таежный скит, в который не могут прорваться высшие маги темных, Дом Боли, свирепый магический поединок, Антихрист, в переносном смысле пожирающий собственных сподвижников, и некое количество прочих забавных предметов.
Начинается так: "Незадолго до начала третьего приступа великосхимник Михаил окончательно понял, что до рассвета ему не дожить".
Вот пробный кусок:

"Нельзя спать.
Что-то движется в глубине бездонной черноты. Движется и замирает, усаживается на задние лапы и устремляет на меня безглазую морду с вытянутыми вперед массивными челюстями, мерзко принюхивается и облизывается – ждет, когда я сдамся. Не дождавшись, движется снова, перетекает на новое место и опять замирает, и каждое движение безымянной твари вызывает новый всплеск боли в натянутых как струны нервах, новый приступ панического ужаса и почти физиологического отвращения. Краем сознания я улавливаю эти вкрадчивые, стремительные, нечеловеческие движения внутри своей головы. Интересно, как долго мой разум сможет выдерживать пытку?.."

А теперь самое время покурить ароматического бамбуку и, отложив в сторону это баловство, заняться суриозными денежными делами.
Пушкин

Еще видел страшное.

"За нами прискакал и гроб в седьмом часу вечера".

"Повстречали тело на дороге, которое скакало в монастырь".

Это Тургенев о транспортировке покойного Пушкина в Михайловское.
Пушкин

Иногда как ляпну, как ляпну.

Вынес из комментов:

"Однажды даосский монах Лю шел в монастырь и нес с собою мешочек с подаяниями, которые собрал на городском рынке. По дороге ему встретилась местная прогрессивная молодежь, которая, размахивая цитатниками Мао Цзе Дуна, обступила его и начала вопрошать: "Мастер Лю, вы известны как блестящий духовный учитель и самый продвинутый мудрец Поднебесной. Не объясните ли вы нам буквально в двух словах сущность Дао, интересуемса знать?"
Лю пожал плечами, бросил мешочек с деньгами в дорожную пыль и, засунув руки в карманы и насвистывая модный эстрадный мотивчик, пощел себе дальше в монастырь.
Прогрессивная молодежь в экстазе зааплодировала, затупотела ногами, замахала руками: "Спасибо, мастер Лю, вы воистину мудрец! Да, конечно - полное отрешение от земных благ, полное презрение к деньгам, абсолютное незадумывание о завтрашнем дне... хотя постойте, многие религии призывают к аскетизму. Все-таки немного непонятно. Может быть, в Дао есть еще что-то, что радикально отличает его от других Путей?"
Лю пожал плечами, вернулся к мешочку с деньгами, поднял его и обратно же пошол в монастырь.
Тут-то у китайской молодежи и сместилась точка сборки.
И теперь Китай станет ведущей мировой супердержавой к 2020 году".

(с) Медянин
Пушкин

Между тем в замке у Шефа...

"- Эй, я…Что оставишь меня одного здесь умирать?- Конечно же, нет, сейчас даже такой «полуфабрикат» как ты, сможешь нам пригодиться!- с этими словами главарь, вынув из кармана пистолет, кинул Дэррилу. И они помчались на звуки выстрелов и бежали, а между тем полуденное солнце сквозь оконные проёмы освещало полуразрушенное здание. И вот они на месте побоища. Это был приёмный зал, здесь повсюду валялись гильзы. Четверо тесной группой лежали на полу, смешавшаяся с грязью кровь вызывала поистине звериный ужас, еще один воин сидел возле них, зажав что-то в своей руке, повернул к вошедшим своё изрезанное свежими ранами лицо, это лицо слишком молодого для смерти человека лет девятнадцати было переполнено совершенным героизмом.- Моя жизнь кончена, но я не жалею о совершенном, бегите, на какое-то время они будут остановлены!- С неистовой уверенностью произнес девятнадцатилетний герой. Его предводитель повернулся и уже собрался уходить, но Дэррил приостановил его.- И ты вот так запросто бросишь этого мальчишку умирать?"
(с)