Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Пушкин

"Шакти" всё.



В Москве продолжают целенаправленно преследовать, гнать и разрушать заветные мидянинские места.
Дошла очередь и до "Шакти", богатые экспрессивные впечатления о летней веранде которого я даже вставил в "Московских осьминогов". В очередной раз выбравшись в лофт "Красный Октябрь", обнаружил, что здание, в котором некогда находился ресторан "Шакти", неукоснительно разбирают смуглые деловитые люди в оранжевых жилетах.
Нет, на самом деле давно уже было понятно, что "Шакти" долго не протянет. Обычно я приезжаю на "Красный Октябрь" часам к двенадцати, когда открываются все прочие едальни, но "Шакти", наивно позиционировавшее себя точкой ночной жизни, к этому времени еще не было открыто. Попадал я туда и в час, и в два, и даже в три - но "Шакти" всё равно открывалось тогда, когда его работникам будет благоугодно: могло открыться и в час, и в два, и в три, могло вообще открыться вечером. Поэтому совершенно не удивительно, что последние несколько лет я там ни разу не был.
Всё равно жалко.
Я нашел себе тем временем новое мидянинское место - ресторан "Grey", на летней веранде коего так хорошо сидеть в жару за работой над "Московскими ересиархами", попивать полтора литра домашнего лимонада из красного грейпфрута и умиротворенно поглядывать на Обводной канал, коий в десяти метрах правее катит свои сонные воды в вечность. Теперь осталось только дождаться, через какое количество колов времени явятся мужики с дрекольем, чтобы разрушить это заветное мидянинское место и решительно сравнять его с землею.

Капитан. Маленькая Япония. Бенвенуто. Бургомистр. Шакти. Все эти названия болят в моей душе.

Принесите мне чорную розу в бокале золотого, как небо, "Аи".
Пушкин

Рецепты Мидянина.



Больше всего ненавижу, когда лепешки для фахитас уже закончились, а начинку еще не принесли (с) Тёма Лебедев

В Москву вернулась жара - ура.
Чтобы быть ближе к народу, поделюсь по этому поводу лично придуманными рецептами голодной студенческой юности.
Их два.

Первый называется "суп из черешни". Короче, в глубокую миску наливается вода. Ни в коем случае не ледяная. Лучше всего держать банку с водой в холодильнике и при необходимости разбавлять ее один к одному водой комнатной температуры. В итоге вода становится прохладной, комфортной для употребления в жару, а не ледяной, от которой можно заболеть. Пусть рецепт такой воды будет рецептом нумер три.
Итак, вот такой прохладной водой наполняем миску. Затем режем туда 5-6 черешен. Черешни должны быть хорошие, крупные, сочные, узбекские, а не мелкие, чуть красные и уже заветренные, как это бывает у нас. Дорого, конечно, но дюжина крупных черешен едва ли пробьет ощутимую брешь в самом небольшом бюджете. Итак, режем в чортову миску 5-6 крупных черешен, я предпочитаю на четвертинки, но творчеству нет пределов. Пусть с ножа капает прямо в миску: сок тоже не помешает.
Порезав, приступаем непосредственно к еде. Тарелка и ложка нужны для того, чтобы с каждой ложкой воды цеплять кусочек черешни. Этакая импровизированная сангрия для наших широт.
Крайне освежает и утоляет жажду. Как говорил один знаток гламура, необычайно эффектно и очень элегантно.

Рецепт нумер два, называется «Палочки в соусе». Наверняка многие, подобно Тёме Лебедеву, сталкивались с ситуацией, когда за дружеской беседой в японском ресторанте пиво подносить не перестают, а еда уже закончилась, и набитый желудок не велит заказывать новую. Ну, или просто нету денег на большее, совершенно верно.
Тогда поступаем следующим образом. После каждого глотка пива берем палочки, оставшиеся от еды, и погружаем их в соевый соус, оставшийся от еды. И облизываем получившееся.
Соус солёненький, но пустой – выходит классная, но несытная закуска под пиво, если есть уже некуда.
Приятного аппетиту.
Пушкин

Еще один капут.



Фланируя по Кузнецкому мосту в Москве, с меня слетела шляпа внезапно обнаружил, что ресторан Moregrill тоже велел всем кланяться и приказал долго жить, а на дверях опустелого помещения сиротливо висит бумажка: "Аренда".
Не скажу, чтобы это как-то травмировало меня или заставило в конвульсиях задуматься о вечных ценностях. В заведении я был ровно один раз и не посещал более: цены на подобную кухню были безбожно высоки.
Но любопытно, что последнее время закрываются не только заветные мидянинские места, но и те кухни, которые батюшке нашему определенно не понравились, скажем, "Паб "Ло Пикассо". Кризис, что ли, какой у нас?..
Закрылась и итальянская кухня в переулке от Тверской, в которой мы с Зоричами некогда делали селфи "В рабочий полдень". Теперь там ровно в тех же интерьерах ресторант испанской кухни - разве что италийские фотографии поснимали.
И вот что скажу. К итальянской я, слава богу, не успел прикипеть душою, благо хороших итальянских в Москве пруд пруди. Испанские же кухни (кочинийо и проч.) весьма хороши в Испании, но в Москве я еще ни разу не пробовал порядочной, хотя посещал четыре (три к настоящему моменту уже разорились и закрылись). Что-то мне подсказывает, что и ресторант близ Тверской ожидает та же участь.
Пушкин

И вновь я не замечен с мавзолея.

С интересом узнал: оказывается, место на "Китай-городе", где недавно накрылся "Паб "Ло Пикассо" (вот как это называлось на самом деле) - проклятое для ресторанов, ни один там надолго не задерживается. "Джонджоли", впрочем, не жалко, у них могучая сеть: одним заведением больше, одним меньше... Несетевые же прогорают со страшной силой.
"Паб "Ло Пикассо", впрочем, тоже не жалко: в этой заметке скрупулезно перечислены все основные недостатки заведения:

https://zen.yandex.ru/media/mkostin_ru/pab-lo-pikasso-bez-rappoporta-5cc4780a0cd8fa00b29a28f9

Кроме одного: там было банально невкусно. Автор не сомневается, что такое заведение прикроют до конца года; он оказался прав.

А вот внезапное закрытие пивного "Бургомистра" прямо на Театральной стало для меня суриозным ударом - примерно таким же, каким стало внезапное изменение вкуса пива "Францисканер". Этот "Бургомистр" нравился мне, вот что, и в него легко было попасть из любой точки Москвы. Впрочем, я уже привык к этой тенденции: когда Мидянин где-то очень серьезно обживается, заведение это вскоре закрывают - "Маленькая Япония" в Марьино, "Бенвенуто" на Домодедовской, "Капитан" в "Рамсторе" на Каширке. Закон природы такой.

С горя попытался зайти в расположенную рядом "Вареничную". Внутри неплохо, но четверть часу, покуда я колдовал над ноутбуком, мне не несли меню, хотя многие официанты кучковались возле бара без дела. Плюнул, собрался и уехал питаться домой.

Пушкин

Fe Profundis. Попил Коричневого и вот что думаю. (Запись от 14 февраля 2005 г.)

Сходил, попил вкусного, полезного и питательного.
Как сказал бы Березин, с кухни всё принес с собой.
И вот что я вам скажу, аудитория.
Вчера наконец-то отчетливо разобрал, что выкрикивает Иуда в аутентичной студийной записи "Jesus Christ Superstar". Ну, буквально в том эпизоде, где фарисеи подступают к нему с мешочком денег со смешной суммой внутри, а Иуда отбивается от них выдернутым из плетня дрыном и отчаянно кричит: прочь! уберите руки! отойдите от меня, омерзительные сионисты!
Так вот, кричит он при этом буквально следующее:

I don't need your WebMoney!

Занавес, парод, эписодий четвертый.

Пушкин

Поделом! (тм)



Кстати, пробегая по центру Москвы после текущего посещения корпоративной поликлиники, когда меня трижды за короткий промежуток времени зачем-то пытались на улице развести на бабки (я об этом уже писал), заметил любопытное: оказывается, ресторант, если не ошибаюсь в сложном названии, "Пикассо" на Китай-городе решительно всем кланялся и всячески велел долго жить. Самых честных правил, короче. Помре, если кто до сих пор не увязал между собою. Теперь на этом ходовом пятачке всячески имеет место ресторан грузинской кухни сети "Джонджоли".
Не могу не приветствовать такую перемену участи. Нет, вовсе не оттого, что как-то особенно люблю грузинскую кухню, скорее совсем даже наоборот, не особо чтобы и люблю. Но "Пикассо" - это был вообще какой-то варварский азиятский запредел, угар и содомия. Из всех достоинств - что на лето там выставляли вон оконные стекла, и сидевшие в зале ощущали себя как бы в Древнем Риме. Я в нем бывал всего один раз и не заглядывал более никогда же, хотя ресторант располагался весьма козырно и периодически прямо манил в ночь, особливо выставленными вон стеклами.
Но манил лишь до тех пор, покудова я туда не сходил.
Нет, прочь, Красный Матвей. Умерла так умерла. Славу, богиня, воспой, Ахиллесу, Пелееву сыну. Или, как это говорилось в русских былинах: тут ему и славу поют. Скоропостижно помре, в смысле.
А вот сходить, к примеру, на следующие гонорарии в китайский ресторанец близ метра "Площадь революции". Тот, который в узкой улице возле Гостиного двора, между метром и парком "Зарядье".
И то дело, правду сказать.
Пушкин

De Profundis. Плоды медитации в корпоративной столовой. (Запись от 20 января 2005 г.)

Вчера неторопливо медитировал в очереди в корпоративную столовую. Достигнув точки сборки, посмотрел прямо перед собой в надежде увидеть стебель аспарагуса.
Увидел страшное.
В меню было написано буквально следующее: "ПИРОГИ СО СМЫСЛОМ".
В следующее мгновение наваждение рассеялось, и пироги оказались с тем, с чем и положено - с мясом.
Однако осадок перманентно остался.
Крайне, крайне обеспокоен.
А испить разве кофею.

Пушкин

De Profundis. Как чорт на Марш Миллиардов ходил (румынская сказка) (запись от 29.05.2015)

Ну, раз я все равно уже включен в список лубянского дерьма (тм), кровавые сребреники надо отрабатывать.
Расскажу-ка я вам в связи с этим, как поучаствовал в Марше Миллионов на шестое мая сего года.
То есть получилось приблизительно так, как у меня выходит всегда. Скажем, на тот поезд метро, что взорвали на Автозаводской, я опоздал всего минут на двадцать. Я, конечно, в то время обычно ездил ближе к хвосту, так что едва ли пополнил бы собою печальный список. Но прогулка по задымленному тоннелю мне определенно была бы обеспечена.
Так вышло и на сей раз. Поехал я как-то с полдня, утомленный текущими делами, в правильную стеечную "Луизиана", что на Пятницкой. Дай, думаю, побалую себя правильным стейком и кубинской сигарою, пока дети в Африке голодают. Добрался потихоньку до Третьяковской и замечаю краем глаза: народ чего-то кучкуется в дальнем конце платформы, где выхода нет. Ну, мало ли, что они там делают: может, наркотиками торгуют. У нас свободная страна. Ко мне не пристают, и ладно. Поэтому, не придав значения сему обстоятельству и беспечно помахивая тросточкой, ваш покорный слуга живо устремился к эскалаторам.
Возле эскалатора стояли двое омоновцев и оживленно что-то обсуждали, до половины загораживая проход. Я еще сначала даже собирался мягко попенять им: дайте же, что называется, пройти наконец, любезные стражи порядка. Однако места для прохода на самом деле оставалось вполне достаточно, и я не стал утруждать свои голосовые связки излишней работою.
Народу на моем эскалаторе не было никакого в оба конца, что ничуть меня не смутило: общеизвестно, что в хорошую погоду в центре Москвы в выходной день порой не встретишь прохожего на многие и многие мили. Однако по встречному эскалатору народ спускался довольно бодро, и в какой-то момент я услышал истошный вопль:
- А что, наших уже выпускают?!
И только проехав еще метров пять, я сообразил, что вопль был адресован мне.
Тут я несколько призадумалсо. Сопоставив известные мне факты, я сверился с календарем в телефоне и убедилсо, что сегодня аккурат 6 мая - официально объявленный День Гнева Миллиардов и Миллиардов, а стало быть, выбираться в центр в такой день было довольно опрометчиво, поскольку имелся реальный риск быть растоптанным и сплющенным такими несметными толпами народа. Но я ведь человек счастливый, я обычно не наблюдаю ни часов, ни календаря; живу как птицы небесныя, не пашу, не сею, не жну, не собираю в житницы, но Отец Небесный тем не менее по каким-то своим соображениям усердно питает меня.
Обратив взор свой вниз, я убедилсо, что омоновцы уже порешали внизу все свои неотложные философические вопросы и решительно перегородили широкими спинами путь на мой эскалатор, вследствие чего я продолжал движение наверх совершенно один. Наконец, я с ужасом отметил, что по случаю небывалой для начала мая жары и соответствующего температурного рекорда облачен в белоснежную футболку, что кагбы намекае на мое активное участие в уличном протесте. Нет, вы зря не верите: во время продолжительных вылазок на природу в жаркое время года я, не признающий в одежде никаких цветов, кроме глубоко чорного, облачаюсь порой в белую футболку и светлые шорты. Не следует над этим смияццо. Спасибо.
Между тем сверху продолжал массово спускаться праздный народ, видимо, загоняемый на станцию дубинками озверевшей кровавой гэбни. Подавляющее большинство было одето в белые одежды, напоминая незабвенное Белое братство, и несло с собой плакаты, на которых явственно читалось "Путин уходи дурак надоел совсем".
Я быстро понял, что наверху меня неизбежно примут в тычки небритые звероподобные омоновцы и немедленно станут сладострастно пинать в живот, как всякую беременную женщину, попадающуюся им на пути. И даже если я не беременная женщина, то ну и что - разве меня можно вот так пинать? и даже если не в живот? и даже если не пинать?! А потом меня потащат в автозак, и хотя там обычно весьма весело и ничуть не страшно, как свидетельствуют репортажи арестованных лидеров сопротивления, и много юных женщин, и можно выходить в Интернет, и все радостно хихикают под гнетом кровавого деспотизма, но правильный стейк на сегодня для меня окажется потерян навсегда. А это уже ярко выраженный фашизм, господа, так категорически нельзя.
Эскалатор неумолимо влек меня к неизбежному, и я не находил себе места от волнения, ибо по прибытии меня наверх омоновцы, несомненно, сочтут, что я убежал от их собратьев на перроне, дабы вернуться к месту совершения преступления, и совершенно озвереют. Возможно, мою печень даже размажут по асфальту, а к этому я в тот день не был готов совершенно. Главное, что ни за что, буквально ни за что! Я же там оказалсо абсолютно случайно!..
Я уже начал было озираться в поисках тяжелых длинномерных металлических предметов, коими мог бы при случае отстоять свою жизнь и человеческое достоинство. Но тут, к счастью, движущаяся лестница вынесла меня наверх, и я, зажмурившись, шагнул вперед в ожидании первого удара по почкам.
Наверху меня, паче чаяния, никто не встречал. Неспешно миновав цепь омоновцев, непочтительно стоявших спинами ко мне, я безо всяких препятствий вышел на улицу и, прижимаясь к стенам домов и шарахаясь от фрондирующих групп юных людей в белоснежных одеяниях и с плакатами вольнодумного и фривольного содержания, кои свободно перемещались в обоих направлениях Пятницкой, короткими перебежками от укрытия к укрытию потрусил к "Луизиане". Там я отдышалсо только тогда, когда мне принесли несколько мескалю и я по сему случаю тут же воздвиг на столе перед собой бруствер из подручных средств и салфеток, а также выкопал пару эскарпов и контрэскарпов. К счастью, у меня с собой совершенно случайно был ноутбук, поскольку ранее я хотел за стейком несколько поработать в тишине, покое и неге. Посему я незамедлительно поймал бесплатный вайфай и погрузилсо в срочные новости, из коих узнал, что в двух кварталах от меня старательно винтят Навального и Удальцова, число жертв с обеих сторон достигает несметного количества, а Кремль вот-вот падет, поскольку Удальцов с Навальным уже дважды обошли его толпой, трубя в боевой рог, но кровавая гэбня, не желая участи Иерихона, самоотверженно не дает им сделать этого в третий раз.
К счастью, за правильным стейком, кофе и сигарою я провел достаточное количество колов времени, чтобы всех желающих окончательно повинтили и пошел дождь, так что стало сравнительно безопасно выходить на улицу, и я покинул свои контрэскарпы.
Вот так я и поучаствовал в Неистовом Марше Многих Миллиардов. Своими ушами, можно сказать, услышал тяжелую поступь и хриплое дыхание Истории. А на следующий день меня опознали в офисе некие коллеги, которые как раз спускались по эскалатору в тот момент, когда я в гордом одиночестве на нем поднималсо, и очень жали руки и всячески восславляли мою отвагу и самоотверженную жертвенность перед лицом дикого тоталитаризма.
Так я неожиданно стал знаменем белоленточной революции в одном отдельно взятом офисном коллективе.

Пушкин

Рекламная, так сказать, пауза.

На прошлой неделе на Арбате в Москве, в подземном переходе к бывшему кинотеатру "Художественный", некий молодой человек вещал:
- В Дом журналиста вернулись обеды!!! Самый дорогой - за триста рублей! А если население не умеет анализировать свои расходы, пусть питается в ресторане "Прага"!
Один и тот же странный текст в разные дни выкрикивают разные люди. Поначалу-то его горланил всего один человек, одетый столь причудливо (примерно под Пушкина) и обладающий столь примечательной трагически-цыганской интонацией, что я долгое время принимал его за местного сумасшедшего - такого, знаете, которые в Нью-Йорке носят в одиночных пикетах сакраментальные плакаты "The End Is Nigh", а в Москве чаще всего публично обеспокоены тем, что население совершенно не умеет анализировать свои расходы. Собственно, одна формулировочка выкрикиваемого чего стоит.
Но на прошлой неделе псих был другой, гораздо более похожий на человека, и это меня как-то даже смутило несколько. Ибо данный текст содержит полный набор маркетинговых ошибок. Тут и снисходительное оскорбление потенциальных клиентов ("население"), и понуждение к сотрудничеству (раз вы не едите у нас, значит, не умеете анализировать свои расходы), и полный отказ от демонстрации успешности, к которой обычно стремится реклама (как вытекает из сообщения, у нас едят только нищеброды, не способные поесть в "Праге", а на самом деле - в обычном вменяемом сетевом ресторанчике по своему карману, коих в центре Москвы пруд пруди и кои в обеденное время обычно предоставляют всем страждущим бизнес-ланчи за те самые триста рублей, (каковым банальным бизнес-ланчем, судя по всему, и пытается привлечь аудиторию Дом журналистов); короче, кто не хочет в нашу тошниловку, пусть идет через дорогу за бешеные деньги жрать руками черную икру, или подыхает с голоду под забором, как последняя собака.
С другой стороны, это может быть такой вирусный рекламный ход - чтобы информацию бесплатно распространяли дальше якобы умные блогеры, потрясенные маркетинговым убожеством подачи. Я вот, к примеру, купился и распространил. Утешает лишь, что с моих журналов выхлоп небольшой, читают их мало. Вот когда бы там прогулялся Лукьяненко какой-нибудь и написал бы возмущенный текст, тогда бы да, тогда бы стратегия паука сработала.
А так - вы пошутили, Глеб Егорыч, я тоже посмиялсо.
В пока еще не опубликованном рассказе "Плохо для шоу" я уже сделал предположение, что лет через двадцать-тридцать бьющая по нервам, выбешивающая потребителя негатив-реклама окончательно вытеснит позитивную и нейтральную, которую уже понемногу перестают замечать. Но пока, по-моему, еще слишком рано так смело ломать основы.

Пушкин

Голый череп Ибикус.

Непосредственно перед новогодними праздниками отлучился из офиса по неотложным делам и, возвратившись, обнаружил на рабочем столе буквально следующее.



В первую очередь, конечно, вспомнился тот старый фильм с Фернанделем, где наследники собрались в зловещем замке, чтобы делить наследство помершего иллюзиониста, а кто-то начал убивать их всякими жестокими способами. Каждая следующая жертва определялась тузом пик - обычно его находили за завтраком под салфеткой.
Вспомнились и "Приключения принца Флоризеля" с их "Клубом самоубийц", где очередной счастливчик также определялся выпадением туза пик.
Вспомнился и граф Невзоров с его "Ибикусом", отчего ж.
В любом случае бисквит оказался на диво вкусным, и я охотно выпил с ним чаю. Попытки узнать, кто стал бескорыстным дарителем, успеха не возымели.
Проклятие настигло меня в начале февраля, когда меня шандарахнуло так, что я до сих пор в недоумении, каким образом вообще остался в живых. Но вроде попустило, и я даже способен вновь лазить по соцсетям.
Отсюда мораль: бойся данайцев, даже приносящих дары.